Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Интернет-издание прихода в честь Владимирской иконы Божией Матери  ст. Чемолган Алматинской области

Пресвятая Богородице, спаси нас!

Интернет-издание прихода в честь
Владимирской иконы Божией Матери

ст. Чемолган Алматинской области

№ 39 (595) 11 октября 2020 г.

Чтения на Литургии: 2 Кор. 9:6–11.
                                       Лк. 5:1–11.

 

Владимирская икона Божией Матери

Неделя 18-я по Пятидесятнице.
Прпп. схимонаха Кирилла и схимонахини Марии,
родителей прп. Сергия Радонежского.

МЫСЛИ СВТ. ФЕОФАНА ЗАТВОРНИКА

Целую ночь трудились рыбари и ничего не поймали; но, когда Господь вошел в их лодку и, после проповеди, велел забросить мрежу, поймалось столько, что вытащить не могли и мрежа прорвалась. Это образ всякого труда без помощи Божией, и труда с помощью Божией. Пока один человек трудится, и одними своими силами хочет, чего достигнуть - все из рук валится; когда приближится к нему Господь, - откуда потечет добро за добром. В духовно-нравственном отношении невозможность успеха без Господа осязательно видна: "без Мене не можете творити ничесоже ", сказал Господь. И этот закон действует во всяком. Как ветка, если не сращена с деревом, не только плода не приносит, но иссыхая и живность теряет, так и люди, если не состоят в живом общении с Господом, плодов правды, ценных для жизни вечной, приносить не могут. Добро какое и бывает в них иногда, только на вид добро, а в существе недоброкачественно; как лесное яблоко и красно бывает с виду, а попробуй - кисло. И во внешнем, житейском отношении тоже осязательно видно: бьется, бьется иной, и все не в прок. Когда же низойдет благословение Божие, - откуда что берется. Внимательные к себе и к путям жизни опытно знают эти истины.

***
Чудесный улов рыб
Во имя Отца и Сына, и Святого Духа.

Сегодняшнее апостольское послание нам говорит, что сеющий скудостью – скудостью и пожнет, а сеющий богато соберет богатую жатву. И вот нам кажется иногда: что мне сеять, – я так убог: как я могу сеять, когда у меня нет ничего, что я мог бы посеять в жизнь вечную, не временное, а вечное?.. И тогда мы должны помнить, что и сеятель земной, который сеет семя в поле, не свое сеет; не он создавал семя, не ему оно принадлежит. Господь создал семя, Господь дал силу, Господь раскрыл поле перед ним, и это семя – Господне семя; оно принесет плод не потому, что сеятель богат, не потому, что он умеет сеять, а потому что он щедро расточает по всему полю то, что Господь ему дает из часа в час. Он не может присвоить себе этого семени, он не может даже почувствовать, что он богат, а только что из его рук льется это семя по лицу земли, и верить, что принесет это семя плод.

И вот, в некоторые мгновения жизни бывает, что сеешь: сеешь от сердца, сеешь с любовью: сеешь, однако, со стесненным чувством, что ты так убог, что давать-то нечего. И вдруг вспомнишь, что Господь – великий Сеятель, что Он семя создал и сеет, и дает плод этому семени, и возгревает его солнцем, и взращивает его...

Христос вошел в лодку Петра и повелел ему отчалить от земли, и говорил Он, словно семя лилось и ложилось в души человеческие. Петр тогда не замечал, что творит Господь, но, когда Спаситель ему сказал: Вверзи невод в море, и когда он собрал столько рыб, что не мог внести улов в корабль, вдруг перед ним встал образ Того, Кто сеял это семя. Здесь как будто притча: Христос сеял слово, и никто не замечал, какое это богатство: но когда Петр извлек множество рыб, он вдруг обнаружил богатство, которое дает Господь, словно семя процвело. И ему стало страшно: Отойди от меня, Господи, я человек грешный, мне страшно стоять с Тем, Кто это может сотворить... Но Христос его успокоил: Не бойся, ты будешь отныне не рыбу ловить, а собирать в невод Господень живые человеческие души, приносить их, извлекать их из бури, для того чтобы они вошли в покой... И Петр все оставил и вместе со своими товарищами пошел за Христом.

Какой нам богатый урок, как это просто! Идти за Христом для нас не значит куда-то уходить, это значит остаться при Нем и так же сеять, как Он сеял, и так же собирать в Царство Небесное, как Он собирал. Сеять, не задумываясь над тем, богат я или беден: была бы любовь – семя даст Господь. И когда вдруг обнаружишь, как страшно наше дело, потому что это самое Божие дело, будем слушать Божие слово: Не бойся: сей: сей открытым, любящим сердцем. Соберешь ты богатую жатву, но и семя было не твое, и жатва будет Господня... Какая радость! Действительно придет время, о котором в Евангелии говорится, что вместе возрадуется и сеющий, и собирающий жатву. Аминь.
Митрополит Антоний Сурожский

***
РОДИТЕЛИ ПРЕПОДОБНОГО СЕРГИЯ

В четырех верстах от Ростова Великого, на берегу реки Ишни, находилось поместье знатных ростовских бояр Кирилла и Марии. Кирилл состоял на службе у Ростовских князей. Супруги имели уже сына Стефана, когда Бог даровал им другого сына — будущего основателя Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, преподобного Сергия. Рассказывая о родителях его, Епифаний Премудрый пишет: «Не допустил Бог, чтобы такой младенец, который должен был воссиять, родился от неправедных родителей ...» Задолго до рождения Промысл Божий дал о нем знамение, как о великом избраннике Божием. Однажды, когда его мать, беременная им, была в церкви, ребенок, к великому изумлению всех присутствовавших, трижды воскликнул громким голосом в материнском чреве: в начале чтения Евангелия, перед пением Херувимской и в момент, когда священник возгласил: «Вонмем, Святая святым!»

После этого мать стала особенно следить за своим духовным состоянием, помня, что носит во чреве младенца, которому предназначено быть избранным сосудом Духа Святого. «Мать же его, — пишет автор жития, — с того дня, когда было это знамение ... носила младенца в утробе как некое бесценное сокровище ... и как сосуд избранный. И когда в себе ребенка носила и была им беременна, тогда она себя блюла от всякой скверны и от всякой нечистоты, постом ограждала себя, и всякой скоромной пищи избегала, и мяса, и молока, и рыбы не ела, лишь хлебом и овощами, и водой питалась. От вина совершенно воздерживалась, а вместо различных напитков только одну воду, и ту понемногу пила. Часто же втайне наедине воздыхая со слезами молилась Богу, так говоря: «Господи! Спаси меня, соблюди меня, убогую рабу Твою, и младенца этого, которого ношу я во утробе моей спаси и сохрани! Ты, Господи, охраняющий младенца, да будет воля Твоя, Господи! И да будет Имя Твое благословенно во веки веков. Аминь!»

Праведная Мария вместе с мужем дают обет: если родится у них мальчик, принести его в церковь и отдать Богу.

3 мая 1314 года праведных родителей посетила великая радость: родился мальчик. В сороковой день по рождении Младенца принесли в церковь, чтобы совершить над ним таинство крещения. Священник Михаил назвал младенца Варфоломеем, ибо в этот день (11 июня) праздновалась память святого апостола Варфоломея. Это имя по своему значению — «Сын радости (утешения)» было особенно утешительно для родителей. Священник почувствовал, что это особый младенец и, осененный Духом Божественным, предрек: «радуйтесь и веселитесь, ибо будет ребенок сей сосуд, избранный Бога, обитель и слуга Святой Троицы».

Родители стали замечать особенное в поведении младенца: если мать вкушала мясную пищу, младенец не пил материнского молока. По средам и пятницам он вовсе оставался без пищи. Воздержанный постом во чреве, младенец и по рождении как будто требовал от матери поста. И она стала строже соблюдать пост: совсем оставила мясную пищу, и младенец, кроме среды и пятницы, всегда после этого питался ее молоком.

Когда Мария попыталась отдать младенца кормилице, он не захотел взять сосцов. Подрастая, Варфоломей, как и в первые дни своей жизни, по средам и пятницам не вкушал никакой пищи, а в остальные хранил воздержание. Мать опасалась, что суровый образ жизни может повредить его здоровью и убеждала сына уменьшить строгость поста. Однако сын просил не отклонять его от воздержания, и мать более не препятствовала.

Когда Варфоломею исполнилось 15 лет, Ростовское княжество попало под власть Московского великого князя Ивана Калиты. В Ростов был назначен наместником один из московских бояр, который притеснял и грабил жителей. Многие из ростовцев стали покидать город. В числе их был и боярин Кирилл. Кроме притеснений московских воевод, он еще и разорился, и не желал оставаться там, где некогда жил в богатстве и почете. Для жительства он выбрал маленький городок Радонеж в Московских землях.

По обычаю, того времени Кирилл должен был получить поместье, но по старости уже не мог служить Московскому князю, и эту обязанность принял на себя его старший сын Стефан, к тому времени уже женатый. Младший из сыновей Кирилла и Марии — Петр, также женился, но Варфоломей и в Радонеже продолжал свои подвиги. Когда ему было около двадцати лет, он попросил у родителей благословения на монашество. Родители не возражали, но просили подождать только до их смерти: с уходом они потеряли бы последнюю поддержку, так как два старших брата были уже женаты и жили отдельно. Благодатный сын повиновался и делал все, чтобы успокоить старость своих родителей, которые не принуждали его вступить в брак.

Дух иночества передался от сына к родителям, и конец своей жизни они приняли постриг в Хотьковском монастыре близ Радонежа. Почти в то же время произошла печальная перемена и в жизни их старшего сына Стефана: жена его умерла, оставив двух сыновей. Похоронив супругу в Хотьковском монастыре, Стефан не пожелал уже возвращаться в мир. Поручив своих детей младшему брату Петру, он здесь же в Хотькове принял монашество. В 1337 году схимонах Кирилл и схимонахиня Мария отошли ко Господу. Дети погребли их под сенью Покровской обители, которая с этого времени стала последним приютом и усыпальницей Сергиева рода.

Летопись Хотьковского Покровского монастыря приводит свидетельства о том, как молитвенное обращение к преподобному Сергию и его родителям спасало людей от тяжких недугов. Особенно проявилось их заступничество во время народных бедствий — страшной моровой язвы 1770-1771 годов, эпидемий холеры в 1848 году и 1871 году. Тысячи людей стекались в Хотьково. У гробницы родителей преподобного читалась неусыпно Псалтирь и молитва святым схимонаху Кириллу и схимонахине Марии. В то же время они уже местно почитались в монастыре. И всякий раз множество людей сохранялись от губительных болезней.

Мощи схимонаха Кирилла и схимонахини Марии неизменно покоились в Покровском соборе, даже после его многочисленных перестроек. Над гробницей святых находилась старинная икона, воплотившая идею Небесного Покрова над обителью. На этой иконе изображена Божия Матерь в рост, с воздетыми молитвенно руками; под ее стопами — гробница Кирилла и Марии; по одну сторону от нее — их дети: преподобный Сергий, Петр и Стефан, а по другую — супруга Стефана Анна и супруга Петра Екатерина.

Уже в XIV веке в лицевом житии преподобного Сергия родители его изображены с нимбами. Существует предание, по которому преподобный Сергий завещал — «прежде чем идти к нему, помолиться об упокоении его родителей над их гробом». Так и повелось — паломники, едущие на богомолье в Троицкую Лавру, посещали сначала Хотьковскую обитель, желая «поклониться на могилке его праведных родителей, чтобы явиться благодатному сыну от дорогой ему могилы как бы с напутствием от самих праведных родителей». По преданию, преподобный Сергий нередко ходил на могилу родителей из своей Лавры.

В XIX веке почитание преподобных Кирилла и Марии распространилось по всей России.

    ;   Сайт Православной Интернет Карусель