Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Интернет-издание прихода в честь Владимирской иконы Божией Матери  ст. Чемолган Алматинской области

Пресвятая Богородице, спаси нас!

Интернет-издание прихода в честь
Владимирской иконы Божией Матери

ст. Чемолган Алматинской области

№ 46 (602) 29 ноября 2020 г.

Чтения на Литургии: Еф. 4:1–6.
                                      Лк. 10:25–37.

 

Владимирская икона Божией Матери

Неделя 25-я по Пятидесятнице.
Апостола и евангелиста Матфе́я

МЫСЛИ СВТ. ФЕОФАНА ЗАТВОРНИКА

Вопрошавшему о том, как спастись, Господь с Своей стороны дал вопрос: "в законе что написано? как читаешь?". Этим Он показал, что за разрешением всех недоразумений надо обращаться к слову Божию. А чтоб и самих недоразумений не было, лучше всего всегда читать Божественное Писание со вниманием, рассуждением, сочувственно, с приложением к своей жизни и исполнением того, что касается мыслей - в мыслях, что касается чувств - в чувствах и расположениях, что касается дел - в делах. Внимающий слову Божию собирает светлые понятия о всем, что в нем, и что около и что выше его: выясняет свои обязательные отношения во всех случаях жизни, и святые правила, как драгоценные бисеры, нанизывает на нить совести, которая потом точно и определенно указывает, как когда поступить в угодность Господу, укрощает страсти, на которые чтение слова Божия действует всегда успокоительно. Какая бы ни волновала тебя страсть, начни читать слово Божие и страсть будет становиться все тише и тише, а наконец и совсем угомонится. Богатящийся ведением слова Божия имеет над собою столп облачный, руководивший израильтян в пустыне.

***
Притча о милосердном самарянине
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Я хочу обратить ваше внимание на две или три черты сегодняшней притчи. Нам сказано, что некий человек шел из Иерусалима в Иерихон. В Ветхом Завете Иерусалим был местом, где пребывает Бог: это было место поклонения Богу, место молитвы. Человек этот был на пути в низину, с горы видения он спускался туда, где протекает человеческая жизнь.

На этом пути на него напали, сняли его одежду, ранили и бросили при дороге. Три человека, один за другим, шли этой дорогой. Все трое побывали там, где живет Бог, все трое были в месте служения Богу, поклонения Ему, в месте молитвы. И двое из них прошли мимо раненого. Текст так ярко описывает, что священник просто прошел мимо: нам даже не сказано, что он хоть взглянул на него. Он был человек обеспеченный, ему дела не было (так, во всяком случае, он думал) до человеческой нужды: он ничему не научился из молитвы Богу, Который – сама Любовь. Затем прошел следующий, левит, человек сведущий в Писании, но не знающий Бога. Он подошел, постоял над умирающим раненым – и пошел дальше. Его ум – казалось ему – поглощен более высокими вещами, чем человеческая жизнь, человеческое страдание.

И наконец, прошел человек, который в глазах иудеев был презренен в самом своем бытии: не за свои личные, нравственные или иные недостатки, а просто потому что он был самарянын – отверженный; в Индии его назвали бы парией. Этот человек остановился над раненым, потому что-он-то знал, что такое – быть отверженным, что такое – быть одиноким, что значит, когда мимо тебя проходят с презрением, а порой и с ненавистью. Он склонился над раненым, сделал, что мог, для облегчения его страданий, отвез его в покойное место: и все это он сделал ценой собственной. Он не только оплатил гостиннику уход за раненым: он отдал свое время, свою заботу, свое сердце. Он заплатил всеми возможными способами, какими мы можем заплатить, оказав внимание окружающим нас людям.

Мы провели целое утро в присутствии Самого Бога, в месте, где Он обитает: мы слышали, как Его голос говорил нам о любви: мы провозглашали, что мы верим в этого Бога, Который – сама Любовь, в Бога, Который отдал Своего Единородного Сына ради того, чтобы каждый из нас – не все мы коллективно, но каждый из нас лично – мог получить спасение. Мы сейчас выйдем из этого храма: в течение предстоящей недели или до следующего посещения храма мы встретим много людей. Окажемся ли мы подобными священнику? или левиту? Пойдем ли мы, размышляя о том, что мы здесь узнали, храня в сердце изумление и радость, но проходя мимо каждого встречного, потому что мелкие заботы могут нарушить наш покой, отвести наш ум и сердце от чуда встречи с Богом, от Его присутствия? Если так мы поступим, то мы мало что поняли (если вообще что-то поняли) о Евангелии, о Христе, о Боге. А если мы, подобно юноше, подобно книжнику, спросим: Но кто мой ближний? Кто тот, ради которого я должен быть готов расстаться с глубочайшими переживаниями моего сердца, с самыми возвышенными размышлениями, с наилучшими моими чувствами? – ответ Христа прост и прям: Всякий! Всякий человек, кто нуждается в тебе, на любом уровне: на простейшем уровне пищи или крова, чуткого внимания, заботливости, дружелюбия.

А если однажды (этот день может и никогда не наступить, но может прийти в любой момент) от нас потребуется больше, мы должны быть готовы любить нашего ближнего, как нас тому учит Христос: с готовностью жизнь нашу положить за него. Положить жизнь не означает умереть; речь идет о том, чтобы изо дня в день отдавать нашу заботу всем тем, кто в ней нуждается; тем, кто в печали и нуждается в утешении: тем, кто в растерянности и нуждается в укреплении и поддержке; тем, кто, голоден и нуждается в пище; тем, кто обездолен и, может быть, нуждается в одежде: и тем, кто в душевном смятении и, может, нуждается в слове, которое изольется из той самой веры, которую мы черпаем здесь и которая составляет самую нашу жизнь.

Выйдем же отсюда, вспоминая эту притчу не как одну из самых прекрасных сказанных Христом вещей, но как прямой путь, на который Он призывает нас встать. Она учит нас относиться друг ко другу, оглядеться вокруг внимательным взором, помня, что порой малейшая ласка, одно теплое слово, одно внимательное движение может перевернуть жизнь человека, который в одиночестве стоит перед лицом собственной жизни. Пусть поможет нам Бог быть подобными милосердному самарянину на всех уровнях и по отношению ко всем людям. Аминь
Митрополит Антоний Сурожский

***
На начало Рождественского поста

Мы начали радостный и святой Рождественский пост. Пост начинается 28-го ноября, за сорок дней до рождества по плоти нашего Господа и Спаса Иисуса Христа, и заканчивается собственно в день празднования Рождества 7‑го января по гражданскому календарю. Как еврейский народ сорок лет скитался по пустыни, прежде чем вошёл в Землю Обетованную, также и Святая Церковь ведёт нас через сорокодневную пустыню поста, прежде чем мы войдём в Божие обетование, открывшееся нам в Рождестве.

Для евреев скитание по пустыне было неоходимо для того, чтобы сбросить с себя оковы рабства—телесные, умственные и духовные. Целое поколение людей, рождённых и выросших в рабстве должно было умереть, прежде чем тем, кто уже не помнили рабства или были рождены свободными, было позволено войти «в землю хорошую и пространную, где течет молоко и мед». Также и мы должны сбросить с себя оковы рабства грехам и страстям—рабства телесного, умственного и духовного. Мы должны перестать быть рабами греха и стать друзьями Христа через исполнение Его заповедей.

У поста есть несколько важных и взаимозависимых аспектов. Первое, о чём многие задумываются, это ограничения в количестве и качестве пищи. Рождественский пост не так строг, как некоторые другие посты—рыба разрешается во все субботы и воскресенья, кроме последней недели перед Рождеством (2 и 3 января), и в церковные праздники: Введение во Храм Пресвятой Богородицы (4 декабря) и Отдание Введения (8 декабря), Курской Коренной иконы Богородицы (10 декабря), Саввы Освященного (18 декабря), Зачатие Пресвятой Богородицы (22 декабря) и преподобного Германа Аляскинского и мученика Петра Алеута (25 декабря).

Почему мы соблюдаем пост в пище? Потому что мы—целостные существа. Христос не пришёл спасти только наши души, но всё наше естество: душу, тело, ум, дух, волю—и столько ещё «частей», сколько кому угодно будет насчитать. Он вполне принял на Себя наше человечество и «всего человека исцелил». В богоданном порядке наш дух должен устремлять нас к Богу, душа должна находить вдохновение в устремлении духа, а тело должно быть питаемо деланием воли Отца. Грех искажает богоустановленный порядок, и тело наше питается тленным и становится рабом страстей, душа находит вдохновение в вещах телесных, а дух наш уже более не жаждет Бога, но устремляется вслед за страстями души.

Святая Церковь даёт нам время поста для того, чтобы помочь исцелить и восстановить нашу повреждённую природу. Спортсмен не получает приза, прежде чем не будет терпеливо упражняться в дисциплине и «воздерживании от всего». И если мы хотим получить «венец нетленный» (там же), то и мы должны положить наше начало в воздержании—начиная от вещей материальных и, восстанавливая богоустановленный порядок, достигая даже до вещей духовных. Если мы не сможем усмирить свой желудок, как можем мы надеяться усмирить свой язык и мысли, как можем мы взяться за борьбу со страстями? Мы должны приучить свои телеса к дисциплине, потому что без этого основания мы не сможем построить стен храма души своей. И как любое основание ценно не само в себе, но в том, что на нём построено, смысл подчинения тела заключается в том, чтобы освободить из-под его подчинения душу.

Я знаю, что у некоторого главного блюда бывает не пища, а люди, которых они за столом раздирают на куски и пожирают своими сплетнями, пересудами и злыми разговорами за спиной. Какая им польза от поста, если они продолжают пожирать людей? Какая им польза от того, что они не вкушают мяса, если язык их рубит всё вокруг, как топор мясника?

Царь и Пророк Давид говорит: «Воздержи язык свой от зла», и «Восхвалю Господа на всякое время, всегда хвала Его во устах моих». Если мы хотим, чтобы наш пост стал чем-то большим, нежели просто диетой для похудания, то мы должны следовать словам Пророка. Мы должны научиться сдерживать свой язык и уберегать мысли через общение с Богом. Во всякое время, но особенно во дни поста мы должны «трезвиться и бодрствовать», потому что противник наш диавол «ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить». Но в Господе нашем и Спасителе Иисусе Христе мы имеем надёжную защиту от всякого противника.

Бегите ко Христу в молитве, но блюдите, чтобы молитва ваша не была бы как «медь звенящая или кимвал звучащий». С усердием внимайте каждому слову молитвы, чтобы слова эти стали не просто чужими словами, которые вы повторяете, но вашими собственными словами, исходящими из всего сердца вашего, всей души вашей и всего помышления вашего.

Бегите ко Христу в чтении Евангелия, но блюдите, чтобы чтение это не стало бы пустым времяпровождением, смысл которого забыт, как только захлопнута книга. Просите Пресвятую Богородицу помочь вам сохранять все слова Евангелия и хранить их в сердце, славя Бога за Его богатую милость к нам.

Бегите ко Христу в чтении житий Его святых, но смотрите, чтобы ваша жизнь тоже следовала бы тем путём, которым до вас прошли святые мужья и жены. Мы не увлекаемся житийной литературой за её художественное достоинство и не относимся к ней, как к какому-то чтиву перед сном. Жития святых—это живой пример того, что значит быть христианином, любить Бога и любить ближнего.

Важнее всего, бегите ко Христу в причащении Его Телу и Крови, но приступайте к Нему в смирении и покаянии, чтобы после куска не вошёл бы в вас сатана, как он вошёл в Иуду.

Да благословит всемилостивый Бог — это время нашего поста. Да приимет Он наши немощные человеческие труды и Своей божественной благодатью, «немощныя врачующей и оскудевающия восполняющей», да исправит жизнь нашу к деланию заповедей Своих. Да освятит Бог наши души, «телеса очистит, помышления исправит, мысли очистит», чтобы и мы со ангельскими соборами и ликами мучеников прославили Святую Троицу.
Cвященник Сергий Свешников

***

Бог будто специально для этой нашей современной жизни установил молитву «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного!» Будем произносить хотя бы окончание, вывод этой краткой молитвы: «Иисусе, помилуй мя!» В какой бы спешке мы ни находились в этой нашей повседневной жизни – на лекциях ли мы сидим или на семинарах в университете, на работе или едем куда-то, общаемся ли с кем-нибудь, – мы время от времени можем, но как можно чаще, произносить: «Иисусе, помилуй мя!». Эти слова – суть Иисусовой молитвы. Слово «Иисусе» указывает на вершину нашей христианской жизни – Бога со всем Царством Его, а слова «помилуй мя» – это нижнее состояние, состояние ничтожности, напастей, в которых мы зачастую пребываем. Хотя бы эти слова будем произносить в суете нашей жизни. Три слова! А если мы будем произносить всю молитву целиком, то это будет лучше всего. Архимандрит Софиан (Богиу)

    ;   Сайт Православной Интернет Карусель