Воскресенье святых праотцев

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Категория: Духовные посевы Опубликовано: 27.12.2014

Интернет-издание прихода в честь Владимирской иконы Божией Матери  ст. Чемолган Алматинской области

Пресвятая Богородице, спаси нас!

 

Владимирская икона Божией Матери

Интернет-издание прихода в честь
Владимирской иконы Божией Матери

ст. Чемолган
Алматинской области


№ 43 (287) 28 декабря 2014 г.

Чтения на Литургии:

Кол., III, 4-11. 
Лк., XIV, 16-24.

 

 

Неделя 29-я по Пятидесятнице, святых праотец.
Рождественский пост

Воскресенье святых праотцев

Среди святых, память которых мы совершаем за две недели до Рождества Христова, мне хочется обратить ваше внимание на имена святого пророка Даниила и тех трех отроков, которые были брошены в пещь огненную за их отказ поклониться идолам.

О пророке Данииле хочу сказать только одно: он был брошен на растерзание диким зверям за то, что отказался хоть один день остаться без молитвы; он отказался спасти свою жизнь ценой того, что столько людей и так легко делают изо дня в день: не поклониться Богу, не восхвалить Его имя, не выразить Ему свою преданность, не вознести заступническую молитву печальника о людях перед Престолом Божиим он счел невозможным даже ради того, чтобы спасти свою жизнь. Над этим нам стоит задуматься...

Об отроках, которые были брошены в пещь огненную, я хочу сказать две вещи: первое — они тоже оказались готовы скорее быть сожженными заживо, чем поклониться идолу, статуе царя, образу земной власти, и по приказу отступить от Бога для того, чтобы служить другим ценностям — земным. Разве не именно это делаем мы изо дня в день, подчиняясь всякому повелению, служа всем земным ценностям, предпочитая безопасную жизнь опасности быть Божиим человеком?

А второе: каждому откровению о святости людской, о величии человеческого духа, о безграничной преданности Богу людей, подобных нам, всегда сопутствует некое откровение о Самом Боге. И вот эти три отрока отказались поклониться идолу и были брошены в пещь огненную, так страшно разожженную, что она издали обжигала подходящих к ней; и царь-мучитель решил посмотреть, как они страдают; и он подошел как можно ближе к этой пещи; и обратился он к своим советникам: Не трех ли людей в цепях бросили мы в эту печь? Каким же это образом я вижу там четырех, движущихся свободно, и один из них — Сын Божий?. В ответ на верность этих трех отроков Христос Спаситель сошел к ним еще до Воплощения, в сиянии Своего Божества, и в образе человеческом освободил их от уз, спас от смерти и прославил их перед лицом царя-мучителя и его клевретов.

Вот что нам говорит о Боге это событие: там, где горит страдание, там, где пламенеет искушение, там, где ужас смерти охватывает людей — Бог в их среде, не чужой, не призывающий их, как бы извне, к терпению, которого Он Сам не проявил бы, не спасающий извне, без участия в их страдании. Наш Бог сошел в нашу среду, Он приобщился всему, что составляет человеческую судьбу; огненное искушение и испытание Он пережил и устоял; и среди огненного испытания Он дает свободу тем, которые остаются с Ним. В самые глубины человеческого ада Он сошел, и там возвестил свободу и победу Божию, и новую жизнь людям.

Разве пред таким Богом можно не поклониться? Разве можно Ему отказаться служить? Разве можно предпочесть какие-либо другие ценности, чем ценности Божии, Христовы на земле, и отдаться другой власти, чем власти Христовой?

Подумаем и об этом: идет на нас день Рождества Христова — как мы Его примем? В этот день Он сходит на землю, вступает в ограничение твари, вступает в уродство падшего мира, углубляется в ад греха, оставаясь безгрешным, — и все по любви к нам...
Найдется ли в нас великодушие ответить любовью на любовь, найдется ли в нас мужество, как у Даниила и отроков еврейских и несметного числа святых, ответить на Его призыв стать Божьими людьми? Когда мы вглядываемся в списки святых, как поражают такие слова: святой такой-то — с женой и двумя детьми; такой-то — с братом и таким-то числом друзей... И эти друзья, и эти братья, и эти жены насчитываются тысячами и тысячами; они были, как мы, хрупки, они тоже боялись боли, они тоже хотели жить. Но они предпочли верность любви предательству — предательству в малом, и поэтому оказались способными быть верными во многом.

Начнем и мы с малого: будем верны Богу во всем том, что доступно нашим малым силам, и вырастем мы в меру тех людей, которые во многом оказались верны и вошли в радость, в славу Господа своего. Аминь.

Митрополит Антоний Сурожский.

***
Нарушителям постов
(Святого пророка Даниила и святых трех отроков Анании, Азарии и Мисаила)

Нынешние миролюбцы и плотоугодники ни против одного из постановлений Церкви так не восстают, как против постановления о постах. «К чему посты? – кричат они. –Без питательной пищи и здоровье теряется, и разум помрачается, и молиться мы не можем, и раздражаемся от них и т.п» Кричат так они, и выходит, по их мнению, как будто пост действительно есть зло, и нарушать его нисколько не предосудительно и даже должно. Но на самом деле, они жестоко ошибаются; ибо пост не только не вре-дит здоровью, но поправляет его; не только не помрачает разум, но просветляет его.

Когда Навуходоносор, царь Вавилонский, отводил Иудеев в плен в Вавилон, то вздумал взять для воспитания при своем дворе несколько детей из лучших семейств еврейских. Между этими детьми были двенадцатилетний отрок Даниил и три его то-варища: Анания, Азария и Мисаил. Получая обильную, но запрещенную законом Мо-исеевым пищу, с царского стола, они не захотели оскверняться ею и просили постав-ленного над ними приставника, чтобы он давал им в пищу только овощи и воду. При-ставник сначала в просьбе им отказал, сказав: «Боюсь царя: если он увидит вас изну-ренными, тогда лишит меня жизни». На это Даниил отвечал: «Сделай над нами опыт в продолжение десяти дней; и если после сего времени отроки, вкушающие царскую пищу, окажутся полнее нас, то откажи нам в нашей просьбе, в противном же случае исполни ее». Приставник согласился, и что же? По окончании срока явишася лица их блага и крепка плотью паче отроков, ядущих от трапезы царской (Дан. 1:15) Это было до Рождества Христова. Обратимся к временам новозаветным. Макарий Александрийский в св. Четыредесятницу вкушал однажды в неделю и прожил сто лет. Св. Симеон столпник в св. Четыредесятницу ничего не вкушал и прожил сто три года. Преподобный Анфим тоже Великий пост проводил без пищи и прожил сто десять лет. А некоторые жили и еще дольше, например Павел Фивейский сто тринадцать, а Али-пий столпник сто восемнадцать лет. Ясно, значит, что пост не только не вредит здоро-вью, но и укрепляет его.

Что же касается мнения, будто от поста разум помрачается, то оно еще неоснова-тельнее первого. Упомянутые Даниил и его товарищи держали пост три года и в это время учились. Умалился ли же разум их? Напротив, даде им Бог, сказано, смысл и мудрость во всяцей книжной премудрости (Дан. 1:17). И когда по окончании срока воспитания они приведены были к царю, тобеседова с ними царь: и не обретошася от всех их подобни Даниилу и Анании и Азарии и Мисаилу; и сташа пред царем, и во всяком глаголе премудрости и умения, о нихже вопрошаше от них царь, обрете я де-сятерицею паче всех обаятелей и волхвов, сущих во всем царстве его (19-20). Перей-дем теперь опять к временам новозаветным. Макарий Египетский, великий постник, совсем не был учен; между тем сочинения его отличаются глубоким познанием бого-словия, души человеческой и природы видимой. Антоний Великий учился только по книге природы и посрамил надменных, своею ученостью философов. Апостолы, тоже люди не ученые, но имевшие обыкновение налагать на себя пост пред выходом на проповедь, не раз также посрамляли мудрых мира сего и покорили Христу целые народы и царства. А Сам Он, наконец? И Он также, вступая в общественное служение, постился дней четыредесять и ночей четыредесять. Нечего после сего распространяться в доказательствах о пользе поста и в опровержениях доводов касательно вреда его. Сластолюбцев, которые стали плотью и кровью, пожалуй, не убедишь ничем. Истинные же последователи Христовы, выну распинающие плоть свою со страстями и похотями, останутся, должно думать, верными уставам Церкви и без доказательств, и в каких бы то ни было представлениях пользы поста не нуждаются.

Будем, братие, подражать последним и бегать суемудрия первых. Пусть и на самом деле тело наше от поста ослабеет. Что за дело? Христианин не о полноте и красоте тела должен заботиться, а об обновлении и украшении души; а она и обновляется, и укрепляется только тогда, когда тело подчиним ей. Аще внешний ваш человек тлеет, обаче внутренний обновляется (2Кор. 4:16). Аминь.

Протоиерей Виктор Гурьев

***
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

Св. Праотцы - вот истинно великие люди! И если обобщить мысль, определяющую их величие, то выйдет: истинно велики только те, которые попадают в ряд исполнителей воли Божией о роде человеческом, - воли положительной; ибо многое бывает только по попущению Божию; бывают опять сильные деятели, действующие помимо воли Божией и даже противно ей. Могут и эти казаться великими, но не сами по себе, а по тем великим противодействиям, какие воздвигает Промысл Божий для изглаждения причиненного ими зла. Прямую волю Божию о вечном спасении мы знаем; но планы Божии о временном пребывании людей на земле сокрыты от нас. Потому нам трудно определять, кто действует прямее, именно по воле Божией. Один только отрицатель-ный критерий можно признать верным: кто действует противно определению Божию о вечном спасении людей, того нельзя считать великим, как бы ни были показны дела его, ибо очевидно, что он идет против явной воли Божией. Хоть эта воля ведомая ка-сается не временного, а вечного, но то несомненно, что одна воля Божия не может противоречить другой.

(Кол. 1, 12-15; Лк. 14, 16-24). "Много званных, но мало избранных". Званные это все христиане, избранные же это те из христиан, которые и веруют и живут по христиан-ски. В первое время христианства к вере призывала проповедь; мы же призваны са-мым рождением от христиан и воспитанием среди христиан. И слава Богу! Половину дороги, то есть вступление в христианство и вкоренение начал его в сердце с самого детства, проходим мы без всякого труда. Казалось бы, тем крепче должна быть вера и тем исправнее жизнь во все последующее время. Оно так и было; но с некоторого времени стало у нас не так быть. В школьное воспитание допущены нехристианские начала, которые портят юношество; в общество вошли нехристианские обычаи, кото-рые развращают его по выходе из школы. И не дивно, что, если по слову Божию и всегда мало избранных, то в наше время оказывается их еще меньше: таков уж дух века - противохристианский! Что дальше будет? Если не изменят у нас образа воспи-тания и обычаев общества, то будет все больше и больше слабеть истинное христиан-ство, а наконец, и совсем кончится; останется только имя христианское, а духа хри-стианского не будет. Всех преисполнит дух мира. Что же делать? Молиться.

 

Просмотров: 621

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

       Союз православных граждан Казахстана