Неделя 3-я по Пасхе. Свв. жен-мироносиц.

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Категория: Духовные посевы Опубликовано: 26.04.2015

Интернет-издание прихода в честь Владимирской иконы Божией Матери  ст. Чемолган Алматинской области

Христос Воскресе!

Свв. жен-миронос

Интернет-издание прихода в честь
Владимирской иконы Божией Матери

ст. Чемолган
Алматинской области

№ 62 (306) 26 апреля 2015 г.

Чтения на Литургии:

Деян., VI, 1-7.
Мк., XV, 43 - XVI, 8.

 

Неделя 3-я по Пасхе.
Свв. жен-мироносиц.

Не убеждения и даже не глубокая убежденность могут пересилить страх смерти, позора, а только любовь может сделать человека верным до конца, без предела, без оглядки. Мы сегодня празднуем торжественно, благоговейно память святых Никодима, Иосифа Аримафейского и жен-мироносиц.

Иосиф и Никодим были тайными учениками Христа. Пока Христос проповедовал в толпах народа и являлся предметом ненависти и возрастающей мстительности Своих противников, они робко ходили к Нему ночью, когда никто не мог приметить их прихода. Но, когда вдруг Христос оказался взят, когда Он был схвачен и приведен к смерти, распят и убит, эти два человека, которые в течение Его жизни были робкими, не решающими своей судьбы учениками, вдруг по преданности, по благодарности, по любви к Нему, по изумлению перед Ним оказались крепче Его ближайших учеников. Они забыли страх и открылись перед всеми, когда другие скрывались. Пришел Иосиф Аримафейский просить тела Иисусова, пришел Никодим, который только ночью осмелился Его посетить, и вместе с Иосифом они погребли своего Учителя, от Которого они уже больше никогда не отказались.

И жены-мироносицы, о которых мы знаем так мало: одна из них была спасена Христом от вечной погибели, от демонской одержимости; другие следовали за Ним: мать Иакова и Иоанна и другие, слушая, принимая Его учение, становясь новыми людьми, учась единственной Христовой заповеди о любви, но о такой любви, которой они не знали в прошлой своей, праведной или греховной, жизни. И они тоже не побоялись стоять поодаль — пока умирал Христос на кресте и никого не было от Его учеников, кроме Иоанна. Не побоялись они прийти помазать тело Иисуса, отверженного людьми, преданного Своими, осужденного чужими преступника.

Позже два ученика, когда достигла их весть о воскресении Христовом, стремительно поспешили ко гробу; одним был Иоанн, который стоял у креста, тот, который стал Апостолом и проповедником любви Божественной и которого любил Иисус; и Петр, который трижды отрекся, о котором было сказано женам-мироносицам “возвестить Моим ученикам и Петру”, — потому что другие скрылись от страха, а Петр трижды при всех отрекся от своего Учителя и не мог уже себя почитать учеником: И ему принесите весть о прощении...

И когда эта весть дошла до него — как он устремился к опустевшему гробу, чтобы удостовериться, что воскрес Господь и что все еще возможно, что не поздно покаяться, что не поздно вернуться к Нему, что не поздно снова стать верным Его учеником. И действительно, позже, когда он встретил Христа у моря Тивериадского, не о его измене спрашивал Христос, а только о том, любит ли он Его еще...

Любовь оказалась крепче страха и смерти, крепче угроз, крепче ужаса перед всякой опасностью, и там, где рассудок, убеждение не спасли учеников от страха, любовь преодолела все... Так в течение всей истории мира, и языческого, и христианского, любовь побеждает. Ветхий Завет нам говорит, что любовь, как смерть, крепка: единственно она может сразиться со смертью — и победить.

И поэтому, когда мы будем испытывать свою совесть по отношению ко Христу, по отношению к нашей Церкви, по отношению к самым близким или дальним людям, к родине, — будем ставить себе вопрос не об убеждениях наших, но о любви нашей. И у кого найдется сердце настолько любящее, настолько верное и непоколебимое в любви, как было у робкого Иосифа, у потаенного ученика Никодима, у тихих жен- мироносиц, у предателя Петра, у юного Иоанна — у кого найдется такое сердце, тот устоит против пыток, против страха, против угроз, останется верным и своему Богу, и своей Церкви, и ближним, и дальним, и всем.

А в ком окажутся только крепкие убеждения, но сердце холодное, сердце, не загоревшееся такой любовью, которая может сжечь всякий страх, тот знай, что он еще хрупок, и проси у Бога этого дара слабой, хрупкой, но такой верной, такой непобедимой любви. Аминь.

Митрополит Антоний Сурожский.

***
Три друга
(Повесть Варлаама старца о трех друзьях)

Хотя Господь и учит нас искать прежде всего Царствия Божия и правды Его (Матф. 6:33); хотя и уверяет, что если будем искать Его, то и все необходимое для жизни временной приложится нам; но мы как-то мало слушаем слов Спасителя и вместо того, чтобы для достижения Царства Небесного обогащать себя добродетелями, более всего заботимся о приобретении благ временных и тленных и в них полагаем всю свою надежду. «У меня, — говорит большая часть из нас, — есть жена и дети. С чем они останутся после меня; чем будут кормиться, если я не обеспечу их?» И начинает человек думать об одних деньгах и деньгах, и спит и видит одни деньги, о них одних мечтает, в них полагает главное благо. А попечение о едином на потребу, о совести и душе бессмертной, об украшении себя добродетелями считает, если только считает, самым последним предметом своих попечений. А между тем, чем же все это кончается? Умирает деньголюбец, и деньги его остаются по сию сторону гроба. На том свете они ему не понадобятся; там всего нужнее для него и полезнее было бы то, на что он при жизни менее всего обращал внимания и что, на самом деле, должно бы быть первым предметом его попечения.

«Были, – говорит в одной из своих притчей преподобный Варлаам, – у одного человека три друга. Первых двух он особенно любил и до самой смерти готов был жертвовать для них всем, а к третьему относился с небрежением и питал к нему мало расположения. Но вот случилось, что к этому человеку являются от царя воины и с угрозами велят ему скорее прибыть к царю, чтобы дать отчет в долге кому-то в десять тысяч талантов серебра. Не имея ничего, чем бы мог заплатить столь большой долг, он пошел искать помощи у своих друзей. Приходит к первому, рассказывает о своей беде и просит помощи. Но друг, которого он столь любил, говорит: «Я тебе не друг и не знаю, кто ты; у меня теперь без тебя много друзей, и я иду с ними веселиться; а когда этих не будет, другие явятся. На вот тебе, пожалуй, два рубища, оденься в них, а более от меня ничего не жди». Видя, что тут ничего больше не получишь, человек тот пошел к другому своему другу, которого тоже очень любил, и сказал: «Друг, вспомни, как я всегда дорожил твоею дружбою и какой ты от меня сподоблялся чести; теперь я нахожусь в скорби и в великой беде, помоги мне». Сей отвечал: «Сегодня я занят, да и сам нахожусь в горе, – пожалуй, провожу тебя немного до царя, но больше ничего от меня не жди». И воротился человек с пустыми руками от обоих самых близких друзей. Пошел к третьему другу, которым он доселе почти пренебрегал. Вошел к нему с унылым и пристыженным лицом и сказал ему: «Не смею и уста раскрыть, чтобы говорить с тобою, потому что никакого добра я тебе не сделал и никакого почтения никогда не оказал; но пришло и ко мне горе великое, и не к кому обратиться, кроме тебя, за помощью. Был у двоих друзей, те отказали мне; если можешь, помоги сколько-нибудь и забудь мое пренебрежение к тебе». Друг этот отвечал ему: «Что же, я, подлинно, почитаю тебя близким ко мне человеком и, помня малое твое добро, сделанное мне, теперь с лихвою возвращу оное тебе. Не бойся и не ужасайся; я умолю за тебя царя, и он не предаст тебя в руки врагов твоих; мужайся, мой возлюбленный, и не скорби». Тогда человек тот со слезами воскликнул: «Увы мне! что вперед начну оплакивать: то ли, что втуне я оказывал почтение и любовь неблагодарным друзьям, или небрежение, которое, по неразумию, я показал сему истинному и нелицемерному другу?»

Что значит притча сия? Первый друг есть пагубная алчность к наживе и самое богатство тленное, которое оставляет человека при смерти и дает ему только два рубища на погребение – срачицу и саван. Второй друг – это семейные и друзья, которых мы часто любим до забвения Бога; но и от них при смерти мало пользы, ибо они проводят только человека до могилы, а потом среди своих забот и попечений также позабудут его. Третий же друг – это добрые дела наши, которые несомненно станут, так сказать, ходатаями за нас пред Богом, по разлучении души от тела, умолят за нас Бога и помогут свободно пройти мытарства воздушные. Они-то, следовательно, и суть истинные друзья наши, помнящие и малое наше благотворение и с лихвою за оное воздающие.

Итак, не забудем, что все земное должно остаться по сию сторону гроба и что вслед за нами пойдут одни дела наши и добрые из них составят истинное сокровище наше на небесах. Поэтому не будем прилепляться к тому, что рано или поздно должны будем оставить навсегда; будем заботиться обогащать себя тем, чем будем жить целую вечность. «Блажен человек есть той, — говорит святитель Димитрий Ростовский, — иже все свое упование на Бога возлагает, иже сокровиществует на небеси, идеже ни червь, ни тля тлит, идеже татие не подкапывают, ни крадут. Идеже бо сокровище ваше, тамо и сердце ваше будет, глаголет Господь (Мф. 6:20—21). Не прилагай же сердца твоего, — продолжает святитель, — к настоящим вещам; ибо не вдолзе твоя от тебя отыдут. Презирай дольняя, яко да горними обогатишися. Презирай мимотекущая, яко да вечная приимеши и присносущных благ сподобишися о Христе Иисусе Господе нашем» (Св. Дим., ч. I, л. 389). Аминь.

Пролог в поучениях на каждый день года.
Протоиерей Виктор Гурьев.

***
Притча дня. О чтении Слова Божьего.

Один инок, придя к своему духовному отцу, сказал: «Отче! Я брошу читать слово Божие». «Что так?» — спросил старец. «Да не понимаю написанного», — отвечал инок. «Чадо, — сказал ему тогда старец, — овцы, когда найдут тучную пажить, с жадностью хватают траву и проглатывают ее не жуя, стараясь только как можно больше захватить, потом, уже наевшись, пережевывают ее. Так и ты, пока имеешь время и возможность, сколь можно больше, без лености читай божественные книги, и темное для тебя будет светлым. Ибо благодаря навыку непонятное поймешь, или от отцов и учителей Церкви узнаешь, или наконец, если некому будет растолковать тебе, просветит тебя Сам Господь».

Протоиерей В. Гурьев. Пролог.

 

 

Просмотров: 639

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

       Союз православных граждан Казахстана