Неделя 14-я по Пятидесятнице

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Категория: Духовные посевы Опубликовано: 05.09.2015

Интернет-издание прихода в честь Владимирской иконы Божией Матери  ст. Чемолган Алматинской области

Пресвятая Богородице, спаси нас!

Икона Владимирской Божией Матери

Интернет-издание прихода в честь
Владимирской иконы Божией Матери

ст. Чемолган Алматинской области

№ 84 (328) : сентября 2015 г.

Чтения на Литургии: 2 Кор.,I, 21 - II, 4.
                               Мф., XXII, 1-14.
                               Свт.: Евр., VII, 26 - VIII, 2.
                               Ин.,X, 9-16.

 

 Неделя 14-я по Пятидесятнице

Толкование на Евангелие

Притча о брачном пире


Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Все призваны Богом, Творцом нашим, к вечной жизни, к тому, чтобы войти в это изумительное таинство любви, которое представляет собой Царство Божие, когда мы все призваны быть Божиими детьми, быть Ему родными, более того — видеть во Христе, Который стал человеком нас ради, брата по человечеству и Бога по природе. И через это увидеть в Боге нашем Отца и стать, по дивному слову апостола Петра, причастниками Божественной природы. Но сегодняшняя притча нас предупреждает о том, что не все, кто призван, войдут в эту славу. Разве мы не похожи на людей, описанных в сегодняшнем Евангелии и в другом отрывке, который мы читаем тоже в один из воскресных дней? Разве мы не говорим Богу: я купил кусочек земли, участок, — я должен его освоить, он — мой... И через это теряем нашу свободу идти к Богу, потому что мы врастаем в эту землю под предлогом, что мы ею обладаем, тогда как она над нами получает власть... Разве мы не говорим Богу постоянно: Господи! у меня есть дело, — я вспомню о Тебе потом, помолюсь Тебе когда-то, когда-нибудь, позже, но сейчас я должен сделать, я должен творить; разве я не призван себя выразить до конца, стать творцом?.. И проходят годы, десятилетия — и никогда не приходит момент, когда мы говорим: сделано наше дело на земле, я от него теперь свободен, теперь я могу забыть все, все земное, и только быть лицом к лицу с Богом, вместе с Которым, ради Которого, во имя Которого я всю жизнь жил и творил... В другой притче некто из призванных говорит: я поженился, — мне некогда прийти к Тебе; у меня своя, земная радость, мне некогда разделить Твою, мне довольно моей; Твоя у меня что-то отнимет: время, какой-то кусочек сердца, что-то из моего живого чувства придется перенести на Тебя — а я хочу все сохранить для себя...

Разве мы не поступаем так постоянно, разве мы не страшно похожи на этих призванных, которых любил царь, любил Господь — и любит! — которых зовет к Себе, но которым на Него времени нет: земля, дела, собственное счастье — этого достаточно, чтобы оторвать нас от вечности, от Живого Бога, от самой Любви. И как же поступает Господь в этой притче? Он обращается к Своим слугам и говорит: раз призванные не захотели прийти, то позовите теперь тех, кому и в голову не пришло бы прийти, потому что кто бы их пустил? Пойдите, соберите нищих, соберите хромых, слепых, разбитых жизнью, оскверненных жизнью, таких, которые через жизнь пронесли только изнурение души и тела, лохмотья жизни, — пусть придут!

И они приходят, они спешат, они отвечают на милость — изумлением, на любовь — благодарностью, они спешат с чувством стыда: как же им предстать перед царем? Как же им войти в это Царство Божие, в эти светлые палаты Божии?.. Как же, на самом деле, в лохмотьях, которые остались нам от славы нашего первородства, войти в Царство Божие?. В дверях встречает всякого Божия любовь, всякий встречает Спасителя Христа, Который на Кресте отдал Свою жизнь, чтобы иметь право каждому сказать: Войди!, каждого очистить, каждого омыть, каждого одеть в брачную одежду, вернуть ему славу перво-родства, изначальную славу, красоту, сыновство.

И все входят, изумленные, трепетные, благодарные. Один только не в этом духе пришел; он пришел, потому что слышал, что здесь кормят. Он — голодный и сможет досыта поесть; он холодный — там будет тепло: он бездомный — там будет кров. У него нет чувства благодарности или изумления перед этим; он только радуется тому, что представился такой дивный случай утешиться за всю горькую, бездольную жизнь. И он прорывается, как бы неочищенный, непрощенный, неомытый, неосвященный, в лохмотьях и грязи своей, к пище.

Нам это кажется таким непонятным, таким страшным: неужели он не мог подумать о том, кто его приглашает, благоговейно, трепетно очиститься, чтобы хоть напоследок можно было войти в это Царство?.. Но разве не на него именно мы так постоянно похожи? Когда мы идем к Богу в молитве, когда мы идем к Богу в причащении Святых Таин — о ком и о чем мы думаем? Разве почти каждая наша молитва не исчерпывается словами: Господи, дай, дай, защити, избави, дай!.. Разве мы не употребляем как бы Самого Бога просто как источник, из которого мы можем получить все, что мы потом, как блудный сын, растратим - грехом, недостойно: недостойно не только Бога и Его любви, но и самих себя?.. Дай, дай! — и ничего другого. А когда дал — как редко бывает даже, что мы скажем: Благодарю Тебя, Господи!..

Как часто люди приходят ко мне, говоря: Я хочу причаститься, потому что мне тяжело, потому что душа моя изныла, потому что жизнь во мне как-то уже не жизнь, а полусмерть... Причащаемся мы тоже, чтобы от Бога взять как бы последнее: Его жизнь, Его собственную жизнь, чтобы пожить мгновение, и растратить эту жизнь. Святой Серафим Саровский говорил одному посетителю: Да, Бог слышит тебя, да, — Бог исполняет твои молитвы: но разве ты не понимаешь, какой ценой? — Всей жизнью, всей страстью, всей смертью, всем сошествием во ад Сына Его Единородного...

Подумаем и мы: не похожи ли мы на первых званых, которые отказались прийти, потому что довольно им земли, не нужен им Бог и небо? Или на тех, которые Бога вспоминают только тогда, когда обездоленность дошла до предела, и они вдруг вспомнят или обнаружат, что можно от Бога получить то, что они уже имели и растратили, — хоть мгновение этим пожить, поживиться и вновь растратить? Как будет страшно — не потому, что Бог нас отвергнет, не потому, что Он нас осудит, — когда мы станем (когда-нибудь: на земле ли, после смерти ли) перед Богом и вдруг поймем, как мы были любимы и как мы были всю жизнь безразличны, забывчивы, себялюбивы: как мы к Нему относились бесчеловечно... Подумаем об этом: пусть проснется в нас все благородное и светлое: изумление перед Его любовью, перед Его красотой и личностью, благодарность перед Его милостью и лаской и заботой, тем уважением, с которым Он к нам относится, и если мы можем еще — ответим Ему любовью. Сейчас еще есть время: как бы не пришел момент, когда мы скажем: о, ужас, — поздно!.. Аминь.

Митрополит Антоний Сурожский

***
Одна из причин, по которым Бог попускает злым духам неистовствовать и в телах человеческих, и подвергать человека болезням

 

Известно, что злые духи не только стараются губить души людей, возбуждая, поддерживая и умножая между ними заблуждения, суеверия и всякое нечестие, но, как видим на бесноватых и других страдальцах, неистовствуют иногда и в телах человеческих и подвергают людей и болезням телесным. Для чего же Господь попускает злым духам это последнее? И для чего им дается власть не только над духом, но даже и над плотью? Знайте, братья, что, в этом последнем случае злые духи бывают орудиями гнева Божия и Бог попускает им наносить болезни людям за грехи их, чтобы они, хотя через скорби и страдания тела, пришли в сознание себя, раскаялись в грехах своих и исправились.

Однажды некоторый пресвитер сидел в церковном притворе и читал святое Евангелие. Во время чтения вдруг он почувствовал, что как будто бы какое-то темное и мрачное облако окружило его и, с этим вместе, свет померк в очах его, и разум его помрачился, и во всех членах он почувствовал расслабление, и стал нем.

И пробыл он в такой ужасной болезни девять лет и страдал так, что, лежа на одре, не мог обратиться со стороны на сторону без посторонней помощи. Между тем случилось, наконец, так, что родные его, услыхав о чудесах, которые творил преподобный Симеон Столпник, взяли пресвитера и понесли к Преподобному. Когда же они, не дошедши несколько до монастыря, в котором жил Симеон, легли отдохнуть, в это время последнему, стоявшему на молитве, было открыто свыше о болезни пресвитера и о приближении его. Тогда Преподобный призвал одного из своих учеников, дал ему святой воды и сказал: «Возьми эту воду и спеши скорее из монастыря. Около него ты увидишь несомого на одре больного пресвитера, окропи его святою водою и скажи ему следующее: грешный Симеон говорит тебе: «Во имя Господа нашего Иисуса Христа встань и оставь одр твой и приди к Симеону сам». Ученик пошел и поступил так, как указал ему Преподобный. Пресвитер тотчас же стал здоровым, пришел к святому и пал к ногам его. Симеон сказал ему: «Встань и не бойся. Если дьявол и нанес тебе, девятилетнею скорбь, но зато человеколюбие Божие не забыло тебя и не дало тебе погибнуть до конца. Знай, что дьяволу попущено озлобить тебя за то, что ты бесстрашно и неблагоговейно стоял во св. алтаре, слушал клеветников и оклеветанных ими, не доискавшись истины, лишал Св. Причастия. Этим ты печалил Бога и весьма радовал дьявола, которому и попал под темную его власть. Но вот теперь, видя, что человеколюбие и щедроты Божии умножились на тебе, тех, которых ты опечалил отлучениями, разреши, и как Господь сотворил милость с тобою, так и ты сотвори с ними». После этих слов пресвитер с великою радостно вышел от

Преподобного и исполнил все повеленное ему.

Из этого повествования, кажется, ясно, братие, что злые духи подлинно бывают иногда как бы исполнителями гнева Божия и что Бог попускает им наносить болезни людям именно за грехи их, чтобы они хотя чрез скорби и страдания телесные раскаялись в грехах своих и исправились. Упомянутый пресвитер как нельзя лучше доказывает эту истину. За что он подпал под власть дьявола, который поразил его болезнью? За грехи. Для чего это допущено было? Для того, чтобы пресвитер, как говорил ему Симеон, сознался в своих грехах и загладил их. – Но это пример не единственный. Так видим, что еще и апостол Павел повелевал кровосмесителя предать сатане во измождение плоти, да дух спасется (1 Кор. 5:5). Слышите ли? повелевал предать сатане не для погубления человека, но для исправления его, да дух спасется. Итак, повторяем, ясно, что Господь попускает злым духам наносить болезни людям за грехи их для того, чтобы они хотя чрез скорби и страдания пришли в сознание себя и раскаялись. А отсюда какой же может быть урок и для нас, братие? Тот, чтобы мы помнили, что, хотя бесы и ищут как бы всегда нам делать зло, но без попущения Божия ничего не могут сделать с нами, и что, если хотим избежать их темной власти, то должны избегать грехов и жить добродетельно, помня, что злые духи не могут вредить людям святым и пред Богом благоговеющим. Если же, наконец, знаем, что бесы постоянно ищут вредить нам и им попускается это за грехи наши, то должны и вообще быть постоянно внимательными к себе, к своим мыслям, намерениям и делам, должны постоянно бодрствовать и облекаться во все те оружия, которые указаны нам в Слове Божьем против врагов нашего спасения. Трезвитеся же и бодрствуйте, пока супостат ваш дьявол, как лев рыкая, ходит, ища кого поглотити (1 Петр. 5:8). Аминь.

Протоиерей Виктор Гурьев.
Пролог в поучениях на каждый день года.

Просмотров: 490

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

       Союз православных граждан Казахстана