Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Интернет-издание прихода в честь Владимирской иконы Божией Матери  ст. Чемолган Алматинской области

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Светлое Христово Воскресение

Интернет-издание прихода в честь
Владимирской иконы Божией Матери

ст. Чемолган Алматинской области

№ 121 (365) 15 мая 2016 г.

Чтения на Литургии: Деян., VI, 1-7.
                                 Мк., XV, 43 - XVI, 8 .

 Неделя 3-я по Пасхе, свв. жен-мироносиц.

Христос воскресе!

 

Второе воскресение после Пасхи посвящено в Церкви женам-мироносицам, т.е. тем женщинам, которые, по рассказу Евангелия, пришли рано утром ко гробу Христа, чтобы приготовить Его тело к погребению, и стали первыми свидетельницами Его воскресения. В Евангелие им первым является Христос, им говорит: «Радуйтесь!», их посылает сообщить апостолам о Воскресении. И вот, в связи с этим уместно вглядеться в образ женщины, каким рисует его Евангелие, задуматься над христианским учением, или, может быть, лучше сказать, христианским переживанием женщины. Ибо лучше всего переживание это укоренено и показано как раз в Евангелии, в том, какое место занимают женщины в евангельском рассказе о Христе.

Прежде всего, при чтении Евангелия нельзя сразу не заметить, что женщина и женщины явлены в нем только в начале и в самом конце жизни Христа. Вначале – это его Мать. Это рассказ о Рождестве в пещере, это принесение Младенца в храм Матерью для отдачи его на служение Богу. Потом Мать как бы исчезает. Однако, мы все время чувствуем, что она рядом, близко, но без слов, молча, как бы на фоне жизни и проповеди своего Сына. Вот неожиданный и такой удивительный рассказ евангелиста Иоанна о просьбе Матери Иисуса на свадебном празднике в Кане Галилейской. Не хватило вина – такая, казалось бы, банальная подробность, бытовая мелочь, но праздник испорчен, радость омрачена. И вот, просьба заступничества Матери, и по этой просьбе первое чудо – превращение воды в вино. А затем опять молчание. Христос учит и наставляет учеников, но оказывается за ним все время следуют и женщины, и служат ему.

Наконец, мы у креста. Все бросили, все бежали, все предали. Не только толпы, ходившие за Иисусом, ждавшие от него чудес, помощи, исцелений, но и самые близкие друзья – ученики-апостолы. И вот теперь-то и наступает час женщины. У креста стоит Мать, но не она одна. Евангелист Матфей повествует: «Там были также и смотрели издали многие женщины, которые следовали за Иисусом из Галилеи, служа ему. Между ними были Мария Магдалина и Мария, мать Иакова и Иосии, и мать сыновей Зеведеевых» (Матф.27:55-56). И когда наступает смерть, они, эти женщины, помогают снять тело с креста и полагают его к пещерной гробнице. Они приходят рано утром, чтоб приготовить, омыть, убрать и похоронить это тело, и, наконец, они слышат это воскресное победное «Радуйтесь!». Что же все это значит, на что указывает?

Первое, что Евангелие навеки закрепило в женском образе – это любовь. Но не просто любовь, а любовь-заботу, любовь-службу, любовь-самоотдачу и притом любовь, ничего не требующую взамен. Ученики Христа спорят, кто из них выше, важнее, кому приготовлено лучшее место. Они спрашивают, сомневаются, рассуждают. Про женщин два слова: «Следовали, служа». Это любовь без слов, любовь дела, любовь без сомнений. Это вечное врожденное материнство женщины, её вечный удел: позаботиться, накормить, вырастить, утешить, отдать всю себя с тем, чтобы в конце все потерять, ибо вырастая, сын уходит и дочь уходит, и каждый начинает свою жизнь. И Евангелие показывает нам всю красоту этой любви: забота в радости, забота в горе и в смерти.

Второе – это верность. Ученики бежали – женщины остались. В страшный час страдания, одиночества и смерти – эта молчаливая верность, молчаливое сострадание. Они не слышали учения Христа. Евангелие прямо утверждает, что они ничего не знали о воскресении, у них не могло быть никаких расчетов и надежд. Тот, кого они любили, за кем последовали, кому отдали всю свою любовь, свою заботу и свою верность, умер на кресте. Говоря по-человечески, все рухнуло и ничего не осталось, кроме замученного мертвого тела. Но осталась верность. Верность без расчета, верность до конца. И как просто, как кратко, но и как окончательно показана нам эта верность в Евангелии.

И, наконец, третье – вера и радость. И снова вера не рассуждающая, вера сердца, то знание, которым владеет только женщина. Не случайно конечно, как повествует Евангелие, Христос первым является женщинам по воскресении. Потом был Фома с его «если не увижу, не поверю» (Иоан.20:25), сомнения, условия. А про женщин у гроба сказано: «И се Иисус встретил их и сказал: радуйтесь! И они, приступив, ухватились за ноги Его и поклонились Ему» (Мф. 28: 9).

Все это было давно, но если вглядеться в глубину веков, прошедших с того утра, то ясным становится, что этот образ женщины сохранился, жил и наполнил мир своей простой небесной красотой. Грохотала человеческая история, рождались и падали царства, строилась культура, бушевали кровопролитные войны, но всегда неизменно над Землей, над этой смутной трагической историей светил образ женщины – образ заботы, самоотдачи, любви, сострадания. И не будь этого присутствия, не будь этого света, наш мир, несмотря на все его успехи и достижения, был бы всего лишь страшным миром. И можно, не преувеличивая, сказать, что человечность человека спасала и спасает женщина. И спасает не словами, не идеями и идеологиями, а вот этим своим молчаливым, заботливым, любящим присутствием. И если, несмотря на все зло, царствующее в мире, не прекращается тайный праздник жизни, если он празднуется и в бедной комнате за нищенским столом так же радостно, как во дворце, то радость и свет этого праздника в ней, в женщине, в её никогда не иссякающей любви и верности. Вина не хватило, но пока она тут: мать, жена, невеста – хватит вина, хватит любви, хватит света на всех. Христос воскресе!

Протопресвитер Александр Шмеман

 

***
Как должно относиться к согрешающим

 

Когда кто тяжко согрешит, мы обыкновенно, только лишь услышим о грехе такого человека, сейчас же и начнем судить его, укорять, насмехаться над ним и готовы бываем разблаговестить о нем всем и каждому. Хорошо ли это? Нет, ибо грех осуждения – самый противный Богу и самый приятный нашему врагу. Поэтому не со словом насмешки, укора и осуждения мы должны относиться к согрешающим, а в духе любви Евангельской — с состраданием, с участием, с горячим желанием обратить грешника на путь правый.

Однажды монахи, вышедши из келий своих, собрались вместе и стали беседовать о делах Богоугодных. Во время беседы некоторым, тут бывшим, старцам явились два Ангела и похвалили каждого из иноков, которые говорили о вере и благочестии. Старцы о видении Ангелов никому не сказали. Когда же монахи в другой раз собрались на том же самом месте и, вместо беседы о делах Богоугодных, повели речь осуждения о согрешившем брате, тогда старцам явились уже не Ангелы, а бес скверный и смердящий. Тут старцы, познав свой грех, рассказали инокам об Ангельском явлении и о видении беса и в заключение сказали: «Каждый должен любить ближнего, как самого себя, и страдать с ним, и радоваться, и плакать; и когда придет к нему, печаль, скорбеть о нем, как бы мы скорбели о самих себе. Так и написано, что мы одно тело о Христе. И многим веровавшим было «одно сердце и одна душа» (Деян. 4:32)».

Итак, не насмехаться, не укорять, не осуждать мы должны согрешающего, а скорбеть о нем так же, как о самих себе, и не только скорбеть, но и вразумлять его. И в самом деле, разве не жалок человек согрешающий? Он оскорбляет Бога, впадает во власть дьявола, губит душу свою на веки. Поэтому на нас, по заповеди Христовой о любви к ближним, лежит прямой долг указать ему всю бездну гибели, к которой стремится он, вырвать его из рук врага, исцелить его грехолюбивую душу. Пример такой любви к согрешающим показал нам и Сам Господь: не требуют, говорит Он, здравии врача, но болящии. Не приидох призвати праведники, но грешники на покаяние (Марк. 2:17).

Будем же не судиями согрешающим, а терпеливы, учительны и любвеобильны, помышляя о них, как о людях, претерпевших несчастие. Станем делать для спасения их все, что внушает нам и пример Господа, предавшего Себя на смерть для спасения нас, грешников, и долг любви к ближним. Может быть, Господь даст, и вразумим их. А если вразумим, то что может быть выше этого счастья для нас? Братие, — говорит апостол Иаков, — аще кто в вас заблудит от пути истины, и обратит кто его, да весть, яко обративый грешника от заблуждения пути его, спасет душу от смерти и покрыет множество грехов (Иак. 5:19-20). Аминь.

Протоиерей Виктор Гурьев (Пролог в поучениях на каждый день года)

 

***
Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года.

 

Неутомимые жены! Сна не давали очам и веждам дремания, пока не обрели Возлюбленного! А мужи будто упираются ногами: идут на гроб, видят его пустым, и остаются в недоумении что бы это значило, потому что Самого не видали. Но значит ли это, что у них меньше было любви, чем у жен? Нет, тут была любовь рассуждающая, боящаяся ошибки по причине высокой цены любви и предмета ее. Когда и они увидели и осязали, тогда каждый из них не языком, подобно Фоме, а сердцем исповедал: "Господь мой и Бог мой", и уже ничто не могло разлучить их с Господом. Мироносицы и апостолы - образ двух сторон нашей жизни: чувства и рассуждения. Без чувства жизнь не жизнь; без рассуждения - жизнь слепа, много истрачивается, а мало плода здравого дает. Надо сочетать то и другое. Чувство пусть идет вперед и возбуждает; рассуждение же пусть определяет время, место, способ, вообще бытовой строй того, что делать намекает сердце. Внутри сердце идет вперед, а на практике - рассуждение. Когда же чувства станут обученными в рассуждении добра и зла, тогда, может быть, можно будет положиться и на одно сердце; как из живого дерева сами собою идут отростки, цветы и плоды, так и из сердца начинает тогда возникать только добро, разумно влагающееся в течение жизни нашей.

       Союз православных граждан Казахстана    Сайт Православной Интернет Карусель