Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Интернет-издание прихода в честь Владимирской иконы Божией Матери  ст. Чемолган Алматинской области

Пресвятая Богородице, спаси нас!

Владимирская икона Божией Матери

Интернет-издание прихода в честь
Владимирской иконы Божией Матери

ст. Чемолган Алматинской области

№ 155(399) 25 декабря 2016 г.

Чтения на Литургии: Кол. III:4-11;
                               Лк. XIV:16-24.

 

Неделя 27-я по Пятидесятнице. Святых Праотец.
Свт. Спиридона, епископа Тримифунтского, чудотворца (ок. 348)

 

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

 

Св. Праотцы - вот истинно великие люди! И если обобщить мысль, определяющую их величие, то выйдет: истинно велики только те, которые попадают в ряд исполнителей воли Божией о роде человеческом, - воли положительной; ибо многое бывает только по попущению Божию; бывают опять сильные деятели, действующие помимо воли Божией и даже противно ей. Могут и эти казаться великими, но не сами по себе, а по тем великим противодействиям, какие воздвигает Промысл Божий для изглаждения причиненного ими зла. Прямую волю Божию о вечном спасении мы знаем; но планы Божии о временном пребывании людей на земле сокрыты от нас. Потому нам трудно определять, кто действует прямее, именно по воле Божией. Один только отрицательный критерий можно признать верным: кто действует противно определению Божию о вечном спасении людей, того нельзя считать великим, как бы ни были показны дела его, ибо очевидно, что он идет против явной воли Божией. Хоть эта воля ведомая касается не временного, а вечного, но то несомненно, что одна воля Божия не может противоречить другой.

"Много званных, но мало избранных". Званные это все христиане, избранные же это те из христиан, которые и веруют и живут по христиански. В первое время христианства к вере призывала проповедь; мы же призваны самым рождением от христиан и воспитанием среди христиан. И слава Богу! Половину дороги, то есть вступление в христианство и вкоренение начал его в сердце с самого детства, проходим мы без всякого труда. Казалось бы, тем крепче должна быть вера и тем исправнее жизнь во все последующее время. Оно так и было; но с некоторого времени стало у нас не так быть. В школьное воспитание допущены нехристианские начала, которые портят юношество; в общество вошли нехристианские обычаи, которые развращают его по выходе из школы. И не дивно, что, если по слову Божию и всегда мало избранных, то в наше время оказывается их еще меньше: таков уж дух века - противохристианский! Что дальше будет? Если не изменят у нас образа воспитания и обычаев общества, то будет все больше и больше слабеть истинное христианство, а наконец, и совсем кончится; останется только имя христианское, а духа христианского не будет. Всех преисполнит дух мира. Что же делать? Молиться.

***
О свойствах истинной благотворительности.

Св. Спиридон, память коего совершается ныне, родился на острове Кипре от родителей простого звания; был женат, имел детей и отличался необыкновенным смирением и христианскою мудрою простотою сердца, и приобрел такое уважение к себе, что по смерти жены своей за святость жизни был единодушно избран и поставлен во епископа города Тримифунта. Св. Спиридон, трудясь в поле вместе с простыми работниками и продолжая заниматься овцеводством, относился в тоже время с деятельным вниманием ко всем нуждам своей паствы, духовным и материальным, которым он благотворил, чем только мог. С величайшею любовию служил он всем словом и делом и был так угоден Богу, что получил дар спасительной для многих прозорливости и чудотворений. В воспоминании сохранились безчисленные примеры совершенной точности его предсказаний, вследствие чего он даже воздерживался произносить угрозы, чтобы его не считали причиною прозорливо предвидимых им бедствий... Так напр. предсказал святитель Спиридон посрамление замысла одного безчеловечнаго корыстолюбца, желавшаго обогатиться на счет бедствующих, и это исполнилось. Когда, во время голода на острове, один из хлебных торговцев, закупив большой запас хлебнаго зерна, не хотел уступить его даже ни одному бедняку по уменьшенной цене, то на жалобу одного из зтих несчастных, которым угрожала голодная смерть, святитель сказал: «не плачь... завтра же дом твой наполнится житом, и богач, который отказал тебе сегодня в хлебе, завтра сам будет упрашивать тебя взять у него хлеб без платы»... И действительно, в ту же ночь пролился такой сильный дождь, что все житницы хлебнаго торговца были размыты и хлебныя зерна разнесены по всему городу, так что всякий мог собирать себе, сколько хотел, а растерявшийся богач, бросаясь во все стороны, сам упрашивал всех, и в том числе вчерашняго бедняка, взять сколько хотят хлеба, чтобы только помочь ему спасти остальное зерно...

Прославленный многими чудесами, святитель Спиридон, предузнав заранее время своего отшествия из мира, мирно скончался в глубокой старости, в 348 г. и был погребен в церкви святых апостолов, в г. Тримифунте.

Святитель Спиридон, предсказавший несчастие жестокосердному богачу, затворившему свое сердце от ближних, и бывший сам образцом христианской благотворительности, побуждает нас, братие, к христианской благотворительности. Но дабы не сделать в сем важном деле погрешности, разсмотрим свойства христианской благотворительности.

Любовь истинная, а посему истинная благотворительность по слову апостола, должна быть «от чиста сердца, совести благия и веры нелицемерныя» (1 Тим. 1:5).

В деле благотворения, особенно при частнейшем совершении его, всего нужнее — богатство сердца. Благотворитель по сердцу всегда найдет более средств к благотворению, скорее отыщет истинно беднаго, долее не ослабеет в подвигах любви, мужественнее перенесет неприятности и затруднения: потому что собственное сердце его — чистейшим ощущением сладости благаго дела награждает его за все сторицею. Несправедливо было бы думать, что и для беднаго все равно, только бы получить помощь, хотя бы она подавалась не от сердца. Бедность огрубляет чувство, но не столько, чтобы она не могла заметить в благотворении холодной суровости, или кичливой суетности и надмения. В таком случае уста беднаго будут наполнены, но в сердце может возбудиться еще более чувство недостатка, его удручающаго.

Апостол требует притом от благотворителя сердца не всякаго, каково есть, а чистаго, то есть, не помраченнаго страстями, движимаго искреннею любовию к Богу и ближним. В самом деле, при всем голоде мы неохотно принимаем хлеб из рук нечистых; — при всей жажде не с таким удовольствием утоляем ее из источника мутнаго. Тоже и в благотворении. Если бы впрочем благотворимый и не знал, что такое чистота сердца в благотворителе, то ведает ее Тот, Который в лице беднаго благоволит Сам принимать наши даяния. К Нему ли прострется нечистая рука от нечистаго сердца?

Истинная благотворительность, далее, должна происходить, по слову апостола, от совести благия. Совесть благая — та, которая сама водится непрестанно законом Божиим, не зрит на лица, судит «не по глаголанию» (Исаии 11, 3), а по действиям, никогда и ни в каком виде «не ищет своих си, а яже суть ближняго» (1 Кор. 13:5), предлагает, где нужно, и не требующему, останавливает, где должно, и просящаго, — которая всегда не пред людьми только, но и пред Богом готова сказать: «я могла погрешить в действии, но никогда не хотела грешить, брала все меры предосторожности; не сделала конечно всего, но ничего не упустила с намерением; — трудилась, сколько могла!»

Наконец, благотворительность христианская, по слову апостола, должна происходить от веры нелицемерныя (1 Тим. 1:5). Есть предразсудок делать добро ближним, не думая о Боге. Особенно имя Спасителя, произносимое бедными, кажется тяжелым для изнеженнаго слуха некоторых. Заблуждение самое постыдное! Кому же иному и должны быть посвящены наши малыя благотворения, как не Тому, Кто пролил за нас всю кровь Свою? Довольно, что мы забываем о Спасителе нашем, когда грешим: будем ли изгонять Его из нашей памяти и уст даже в то время, когда, по-видимому, делаем добро? И что приобретает любовь к ближним, отлучаясь, по неразумию своему, от любви к Богу? Одну слабость, сухость и непостоянство. Только святая вера производит героев любви к ближним; только Моисеи и Павлы молились быть изглажденными из книги живота, дабы внесены были в нее имена братий их (Рим 9:1). Природа человеческая и мудрость земная никогда не производили и не произведут сего.

И куда сам собою невольно устремляется взор беднаго по получении неожиданной помощи? Не к небу ли? Кто же будет столько жестокосерд, чтобы захотел остановить на своем, или чьем либо лице, благодарный взор, ищущий лица Отца небеснаго? Но он будет остановлен и обратится долу, если благотворимый увидит, что благотворящий сам не расположен взирать на небо.

Не услышится искренняя молитва благодарности и в таком случае, когда видно будет, что истинная вера в благотворителе заменяется личиной ея. Око бедности острозрительно: — ничто не помешает ему распознать действительнаго ангела милосердия, приходящаго во имя Божие, от пышнаго служителя гордости житейской, который сам хочет являться божеством для милуемаго им человечества.

Таким образом чистое сердце есть родитель, благая совесть воспитатель и руководитель, а нелицемерная вера утверждение и венец истинной благотворительности.

протоиерей Григорий Дьяченко
Полный годичный круг кратких поучений, составленных на каждый день года.

       Союз православных граждан Казахстана    Сайт Православной Интернет Карусель