Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Интернет-издание прихода в честь Владимирской иконы Божией Матери  ст. Чемолган Алматинской области

Пресвятая Богородице, спаси нас!

Интернет-издание прихода в честь
Владимирской иконы Божией Матери

ст. Чемолган Алматинской области

№ 37 (489) 23 сентября 2018 г.

Чтения на Литургии: 2 Кор. VI:16 - VII, 1.
                                     Мф. XV:21-28.
                     Перед Воздвижением:
                                    Гал. VI:11-18.
                                    Ин. III:13-17..

 

Владимирская икона Божией Матери

Неделя 17-я по Пятидесятнице,
перед Воздвижением.

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Гал. 6, 11-18; Ин. 3, 13-17). "Как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную". Вера в Сына Божия, плотью распявшегося нас ради, - сила Божия во спасение, живой источник живодействующих нравственных стремлений и настроений, и приемник пространной благодати Святого Духа, всегда в сердце пребывающей и сокровенных наитий благовременно, в час нужды, свыше ниспосылаемых. Вера совмещает убеждения, привлекающие Божие благоволение и силу свыше. То и другое вместе и есть обладание животом вечным. Пока хранится в целости эта жизнь, христианин неподателен, ибо, прилепляясь к Господу, он един дух с Господом, а Господа ничто преодолеть не может. Отчего же падают? От ослабления веры. Слабеют убеждения христианские - слабеет и нравственная энергия. По мере этого ослабления, благодать вытесняется из сердца, худые же позывы поднимают голову. В час удобный происходит склонение на эти последние: вот и падение. Будь бодренным и блюстителем веры во всем ее составе, и не падешь. В этом то смысл св. Иоанн говорит, что рожденный от Бога греха не творит.

Исцеление дочери хананеянки
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Хананеянка, которая приступила ко Христу, моля Его исцелить ее беснующуюся дочь, – язычница: в то время евреи, единственные, кто верил в Единого Бога, не общались с язычниками, сторонились, чуждались их. И вот эта женщина подходит ко Христу: это уже говорит о том, что она в Нем увидела нечто, чего она не видела в других, что она почуяла нечто в Нем: чутьем, сердцем уловила что-то, что внушило ей доверие и сняло с нее страх, что она будет прогнана.

И она обратилась к Нему со словами, которые мы находим также в Евангелии от Марка на устах слепого Вартимея: Иисус, сын Давида!.. Это уже – исповедь веры: конечно, не во Христа как Сына Божия, но во Христа как рожденного от царственной ветви Давида, из которой должен родиться Спаситель мира: Иисус, сын Давида, помилуй мою дочь! Она беснуется...

А Христос идет Своим путем, молча, не отзываясь на ее крик. И ученики обращаются к Нему: Отпусти ее, – она же за нами следует, как бы преследуя нас этим криком надежды и отчаяния... Отпусти ее не значит прогони: это значит: Неужели Ты не пожалеешь? Она же тоже человек – или нет? Или нам чуждаться таковых? Разве человеческое горе в язычниках не так же страшно мучительно, как и в нас? Отпусти ее с миром...

И Христос говорит: Я не послан ко всем: Я послан к погибшим овцам израильского дома... Хананеянка же отвечает: Господи! Помоги... Она не отвечает на Его замечание, что Он не к ней послан; она просто верит, что Он ее пожалеет; она не спорит; она не утверждает: Как же так, – я тоже человек! – нет, она просто верит... И Христос испытывает ее веру еще раз; Он эту веру, конечно, знал; и хананеянка, верно, знала Его прозрение; но ученикам, вероятно, надо было измерить глубину веры, на которую способен язычник. Он ей говорит: Нехорошо отнять хлеб от детей и отдать псам... Эти слова кажутся такими жестокими, беспощадными; мне кажется, что их можно понять, если представить себе Спасителя, опустившего Свой взор – внимательный, вдумчивый, сострадательный взор – к поднятым глазам этой женщины; она слышала эти слова – как она слышала и другие жесткие слова – но она слышала их, и одновременно видела лик Божественной Любви, обращенный к ней. И она отвечает, как бы с улыбкой: Да нет, Господи! Ведь и собаки питаются от крупиц, которые падают со стола их хозяев... Это можно сказать только из глубины веры и из сознания, что жестокие слова не исходят из черствого сердца.

И Спаситель тут, как в других случаях, на веру отзывается любовью и Своей властью целить, миловать и спасать: О женщина! Велика вера твоя! Да будет тебе по желанию твоему. И исцелилась дочь ее в тот час. Здесь мы видим еще и еще раз, что нет предела, нет границ Божию состраданию, что Он не делит людей на верующих и неверующих, на своих и чужих: для Него чужих нет – все свои; но вместе с этим Он и ожидает, и требует от нас не легковерия, а истинной веры, готовности довериться Богу, но и готовности пробиться к Богу криком, мольбой, верой. И этому мы должны научиться от хананеянки. Аминь.

Митрополит Антоний Сурожский

Неделя пред Воздвижением. О точках и контуре.

Продолжая стояние перед тайной Святого Креста, мы читаем, как «один из начальников Иудейских» по имени Никодим пришел к Иисусу ночью и сказал: «Равви! мы знаем, что Ты – Учитель, пришедший от Бога: ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог». Господь же стал говорить о необходимости заново родиться, о Духе, который «дышит, где хочет». Никодим спрашивает: как? почему? – Но ответы Иисуса не опираются на живой духовный опыт слушателя, и поэтому они – как вехи, как точки, которые еще не обведены контуром и не стали рисунком.

Вот Господь ставит первую такую точку: «Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, Сущий на небесах». Но для Никодима вся новозаветная история еще впереди. Поэтому Господь просто ставит вторую точку: теперь Он напоминает один эпизод из прошлого, «как Моисей вознес змию в пустыне». Тут уже Никодим должен вспомнить, как евреи в очередной раз возроптали, и «послал Господь на народ ядовитых змеев, которые жалили народ, и умерло множество народа из сынов Израилевых. И пришел народ к Моисею и сказал: согрешили мы, что говорили против Господа и против тебя; помолись Господу, чтобы Он удалил от нас змеев. И помолился Моисей Господу о народе. И сказал Господь Моисею: сделай себе медного змея и выставь его на знамя, и если ужалит змей какого-либо человека, ужаленный, взглянув на него, останется жив» (Чис.21:4-8). И в исторической памяти запечатлелось: вот, уже неминуемая смерть, и вдруг – взгляд на медное подобие смертоносного источника, и – исцеление. Взглянул – и заново живешь. Вот этот-то странный факт Господь теперь напоминает и объясняет. Но объясняет фактом… еще не совершившимся: «и как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому». Не медное подобие, водруженное на знамя, принесет избавление, но – вознесенный на крест Человек, Сам не имеющий греха, но во всем подобный человеку, через которого пришли грех и смерть.

И далее Господь, опять не объясняя, кто такой Сын Человеческий, ставит третью точку, открывая уже о Сыне Божьем: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную». Для Никодима и это – загадка, но Господь все же сказал то, что сказал. Потому что слово истины, даже вне исторического и духовного опыта, все равно – слово истины, исполненное внутренней силы.

Вот и Никодим: сначала пришел ночью, скрываясь от всех; потом не побоялся в синедрионе сказать слово в защиту Иисуса; и вот уже он вместе с Иосифом дерзает просить у Пилата тело Учителя. Совсем как в притче: бросит человек «семя в землю; и спит, и встает ночью и днем; и как семя всходит и растет, не знает он. Ибо земля сама собою производит сперва зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе» (Мк.4:26-28). Пусть ты еще мало что понимаешь в Евангелии, все равно читай и запоминай. Придет время, и сам от всего сердца скажешь вместе с Апостолом: «А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, Которым для меня мир распят, и я для мира».

Протоиерей Вячеслав Резников.

«ПУСТЬ НАС СЧИТАЮТ ДУРАКАМИ, БЕЗУМЦАМИ И СУМАСШЕДШИМИ»

Орудие отвратительной пытки, мучительной смерти прославляется как победный знак, как символ любви? «Безумие!» – воскликнет нормальный современный человек. И будет, по своему, прав!

Зная, что храм окружен войсками, предупрежденные о том, что он будет сожжен со всеми, в нем находящимися, женщины с детьми спешили туда на службу. «Сумасшедшие! « – вот, что скажут, в большинстве своем, современные люди, если узнают про эту историю.

Одна прекрасная богатая польская княжна полюбила пленного. Предложила ему руку и сердце; и всеми способами склоняла его к вступлению в законный брак. Он отказался, и под пытками, под угрозой смерти не хотел согласиться. « Ну и дурак!» – скажет нормальный современный молодой человек. Действительно, по земным понятиям, дурак, отказавшийся от свободы, любви и счастья.

Монах, который сначала помогал ворам выносить вещи из своей кельи, а потом побежал за ними со сковородкой, которую те забыли, как будет назван? В лучшем случае «блаженный» или «юродивый», конечно, в отрицательном, современном значении этих слов.

Как отнесутся современные люди к поступку императора, который для того, что бы не начинать гражданской, братоубийственной войны, отказался от власти и был расстрелян в подвале со всей своей семьей? К монаху, который мог защищаться с топором в руках и скорее всего победить своих противников, но вместо этого отбросил топор и был избит до полусмерти и изуродован ? К князьям, которые позволили негодяю, старшему брату, убить себя без всякого сопротивления?

Долгое время, больше 20 лет мы говорили о христианстве, как о силе, мудрости, красоте. Может быть пришла пора сказать правду о том, что означает последовать за Христом и стать христианином? И что мы называем «мудростью», «красотой» и «силой»? Пусть нас считают дураками, безумцами и сумасшедшими. Ведь горько будет нам, если все будут говорить о нас хорошо.

«Возьми свой крест и иди за Мной» – говорит Христос. Куда? На Голгофу.

Сегодня, в начале нового церковного года Церковь прославляет Крест Христов. Ювелирные изделия, которые современные христианки открыто носят на груди, изящны и красивы. Да и на иконописных изображениях креста Господь изображен в момент окончания Своего Подвига – принесения Крестной Жертвы за грехи всего мира. Но жизнь христианина не может быть похожа на ювелирное изделие и мы еще далеки от победы, она дарована нам, но мы еще не живем так, чтобы воспринять ее плоды. Нам еще нужно пролить много пота и слез, а может быть и крови, как же без этого можно нести крест?

Сегодня Церковь являет нам , как Бог преображает безобразие креста в совершенную Красоту, ужас крестной смерти – в сияющую радость Воскресения, богооставленность – в пребывание с Богом во все дни до скончания века!

Деревянный крест из срубленных, убитых деревьев становится Древом Жизни и Господь предлагает всем труждающимся и обремененным насытиться его плодами. Вкусить Его Тела, ломимого на Кресте; и испить Его Крови, излиянной со Креста! Аминь. Аминь. Аминь. 

Епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

       Союз православных граждан Казахстана    Сайт Православной Интернет Карусель