Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Интернет-издание прихода в честь Владимирской иконы Божией Матери  ст. Чемолган Алматинской области

Пресвятая Богородице, спаси нас!

Интернет-издание прихода в честь
Владимирской иконы Божией Матери

ст. Чемолган Алматинской области

№ 53 (546) 20 октября 2019.

Чтения на Литургии:2 Кор. 9:6-11.
                                   Лк. 7:11-16

 

Владимирская икона Божией Матери

Неделя 18-я по Пятидесятнице.

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Лк. 7, 11-16). Видит Господь мать плачущую о смерти сына и милосердует о ней; в другой раз позван был на брак, и сорадовался семейной радости. Этим показал Он, что разделять обычные житейские радости и печали не противно духу Его. Так и делают христиане истинные, благоговейные, со страхом провождающие жизнь свою. Однако, они различают в житейском быту порядки от порядков; ибо в них много вошло такого, на чем не может быть Божия благоволения. Есть обычаи, вызванные страстями и придуманные в удовлетворение их; другими питается одна суетность. В ком есть дух Христов, тот сумеет различить хорошее от дурного: одного он держится, а другое отвергает. Кто делает это со страхом Божиим, того не чуждаются другие, хоть он и не поступает подобно им, ибо он действует всегда в духе любви и снисхождения к немощам братий своих. Только дух ревности меру преходящий колет глаза и производит разлад и разделение. Такой дух никак не может удержаться, чтоб не поучить и не обличить. А тот заботится лишь о том, чтобы себя и семью свою учредить по христиански; в дела же других вмешиваться не считает позволительным, говоря в себе: "кто меня поставил судьею"? Такою тихостью он располагает к себе всех и внушает уважение к тем порядкам, которых держится. Всеуказчик же и себя делает нелюбимым и на добрые порядки, которых держится, наводит неодобрение. Смирение в таких случаях нужно, христианское смирение. Оно источник христианского благоразумия, умеющего хорошо поступать в данных случаях.

* * *
Воскрешение сына наинской вдовы
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

В чудесах Христовых открывается богатое и изумляющее нас отношение Бога к нашей земле и к нам, людям. С одной стороны, Его сострадание – не только способность любить и жалеть как бы извне, но сострадать вместе с нами, глубже нас (потому что Он бездонно глубок) пережить страдание, скорбь и, порой, ужас нашего земного бытия. В сегодняшнем рассказе мы слышим, что жалко стало Христу этой матери, вдовы, потерявшей единственного сына, жалко, больно, потому что не на то Он творил мир, не на то рождался человек, не на то мать его произвела на свет, чтобы преждевременно он умер. И в этой жалости Христовой, в этом сострадании Христа, способности вместе с нами страдать нашим страданием, открывается одна из сторон Божиего отношения к нам и к миру. Но с другой стороны, все эти чудеса, вся эта забота, тревога о мире не говорят ли о том, что Богу так же дорога земля, как Ему дорого небо? Мы всегда думаем о Боге как бы оторванном от земли, о Боге небесном. Но это неправда: земля Ему бесконечно дорога.

Один из отцов Церкви говорил, что имя Отец более значительно и более правдиво говорит о Боге, чем слово Бог, потому что слово Бог указывает на различие, на расстояние, на то, что мы и Он разделены – природой, святостью; в слове же Отец указывается близость, родство.. И вот во Христе, Христом, нам Бог открывается как Отец. Ничто земное Ему не безразлично, не чуждо. Он создал небо и землю равно, Он равно живет земной и небесной жизнью. Сначала творческой любовью и водительством, а затем и самим воплощением Слова Божия земля и небо соединились, Бог и тварь стали родными друг другу, мы стали для Бога своими и Он для нас стал свой. Христос по человечеству нам родной, Он нам брат, и отношение Божие к земле должно быть и нашим отношением: зоркой, зрячей любовью должны мы вглядываться в судьбу земли. Дела Божии на земле превосходят все, что мы можем совершить, все, что мы можем надеяться сотворить, и однако, в нас и через нас Он творит дела поистине Божественные.

В сегодняшнем рассказе мы слышим, как Спаситель воскресил, вернул к жизни земной, включил в земную трагедию и радость человека, который прошел через нее и теперь от нее почил. Он вернул человеку жизнь – временную, бурную, сложную, чтобы он в этой жизни творил: не просто прозябал, а творчески жил и действовал. Нам тоже дано, если только мы этого захотим искренним сердцем, если мы только приложим к тому творческое и, порой, крестное усилие, возвращать к жизни людей, которые для этой жизни умерли, людей, которые потеряли надежду и продолжают существовать, но больше не живут, людей, которые потеряли веру в Бога, веру в других людей, веру в себя, и которые живут во мраке и отчаянии. Нам дано возвращать к жизни тех, которые жизнь потеряли, для которых осталось одно мертвое, серое, тусклое существование. Этим мы действуем вместе с Богом: и вернуть человеку веру в себя, веру в человека, веру в Бога, веру в жизнь так же важно, как его вернуть к жизни, подобно тому, как совершил чудо Христос. Аминь.
Митрополит Антоний Сурожский

* * *
ХРИСТОС ПОСРЕДИ НАС

На каждой Литургии мы слышим, как диакон возглашает: «Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы». В древности после этого возгласа христиане в знак веры, любви и единомыслия лобызали друг друга. Этот обычай до сих пор сохранился среди священнослужителей. Все они целуют Дискос, Потир, Престол и друг друга со словами: «Христос посреди нас», – и отвечают: «И есть, и будет!»

Но если вдуматься, что же означают эти слова, то можно выделить три аспекта.

Первый – экклесиологический (от греч. ἐκκλησία – Церковь и λόγος – учение») аспект. «В Церкви Господь Христос с каждым верующим, в частности с двумя или тремя, собирающимися во имя Его. Действительно, с каждыми двумя или тремя в Церкви среди них вся Церковь… все святые, ибо только “со всеми святыми” (Еф. 3: 18) и через всех святых человек и есть член Церкви», – пишет преподобный Иустин (Попович). Этот аспект достаточно хорошо известен христианам, поэтому подробнее остановимся на двух других.

Следующий аспект – антропологический (от др.-греч. ἄνθρωπος – человек, λόγος – наука), имеющий отношение к составу человека.

Блаженный Феофилакт Болгарский так объясняет слова Господа: «Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18: 20): «Можешь думать, что и в том случае, если плоть и дух приходят в согласие и плоть не похотствует на дух, тогда Господь посреди них». Или как пишет преподобный Иустин (Попович): «В Церкви мы все – “одно тело”, все – “один ум”, все – “одно сердце”».

Итак, по мысли святых отцов, двое – это плоть и дух, а трое – это тело, ум и сердце человека.

Для примера возьмем современного человека, пришедшего в храм. Телом он в церкви, но еще нет рядом Христа. Умом он вне храма – ум блуждает по всей вселенной. Раньше святые отцы говорили: «Ум – это рабочая лошадка у сердца» (праведный Алексий Мечев). Куда посылает его желание, туда и бежит ум. И если в старину христиане худо-бедно справлялись с одной лошадкой, то современному человеку что поделать с целым «эскадроном мыслей шальных»? Нет желания и сил удержать «лихих скакунов – пусть летят».

Нужны годы, терпение, пост, смирение, чтобы обуздать эти «залетные мысли». Но вот, после воцерковления и долгого молитвенного труда, христианин начинает вникать в слова молитв, понимать смысл происходящего на церковной службе, даже испытывает радость от познания евангельских истин. Но Христа рядом нет. Почему? Нужно третье и самое главное составляющее духовной анатомии человека – сердце. Где же ты, сердце? Увы, наше культурное время называется «культурой утраты сердца» (митрополит Иерофей (Влахос)).

Вот когда мы найдем наше сердце и увидим, что это самая главная крепость упорства и гордыни, вершина эгоизма, сластолюбия и сребролюбия, вот тогда и поймем слова Господа: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 4: 17).

Можно сколько угодно преклонять колена и главу нашего тела в церкви, но пока наше сердце не преклонит свою выю (священническая молитва на утрени), до тех пор не будет Христа посреди нас. До тех пор, пока не смирится наше сердце, не поймем, что значит «Царство Божие внутрь вас есть» (Лк. 17: 21). Ведь где находится Христос, там и наступает Его Царство, которое «не от мира сего» (Ин. 18: 36).

И третий аспект – мистический (от греч. μυστικός – скрытый, тайный), в данном случае видимый лишь тем, у кого чистое сердце. Закончилась Литургия, христиане, причастившись, расходятся по домам, на свои послушания и забывают эти слова до следующей службы. Теряют внимание, благоговение, порой и благочестие. А разве вне храма между двумя или тремя христианами нет Христа? Для примера возьмем врача и больного, преподавателя и ученика, просто друзей или христианскую семью. В Грузии при встрече пожилые священники приветствуют друг друга этими словами. Преподобный Серафим Саровский обращался ко всем со словами: «Христос воскресе, радость моя», потому что знал, что Христос воистину посреди нас. Таким был и Сербский Патриарх Павел, который вел себя с ближним так, что сердце его говорило: «Христос посреди нас».

Однажды будущий Патриарх Павел, будучи епископом Рашко-Призренским, шел по горе Шара. Незадолго до этого ему рассказали, что высоко на горе живет один странный пастух. Вот и решил владыка посетить его. Нашел пастуха епископ в шалаше. Тот пас всего лишь одну овцу.

– А где остальные овцы? – спросил владыка.
– Каких забрали разбойники, каких задрали волки. И осталась одна.
– И что ты, брат, собираешься делать дальше?
– Пасти оставшуюся овечку да молиться Богу, чтобы она окотилась. И тогда их станет больше.

Подумал владыка и произнес:

– Дорогой мой брат, молись и обо мне, чтобы я тоже сохранил свое стадо, чтобы оно умножилось и существовало, несмотря на разбойников и волков.

Сказал так и стал спускаться с горы.

И если мы думаем о ближнем хорошо, благословляем его, делаем добрые дела для него, то, если Христос посреди нас, мы сначала делаем Христу, а затем ближнему.

И если, избави Бог, думаем плохо, клевещем, делаем больно ближнему, то сначала все это делаем Христу, а затем человеку.

И вот когда, разобравшись в себе, найдя свое сердце, обуздав свой ум, свое бренное тело принесем в храм и во внимании дойдем до момента, когда диакон возгласит: «Возлюбим друг друга…» – всей крепостью своею, всем разумением, всем сердцем, мы обратимся к нашему ближнему: «Христос посреди нас» – и услышим: «Воистину Христос посреди нас есть и будет».

Поэтому, готовясь к ближайшей Литургии, останемся наедине с собою и обратимся к сердцу нашему единственному и дорогому: «Сердце ты мое родное, потрудись в оставшееся нам время, преклонись перед смиренным Христом и умоли, чтобы пришел Господь к нам вечерять (ср.: Откр. 3: 20). Ведь если не будет Его посреди нас, не попадем мы в Царство Его вечное, где все святые едиными устами и единым сердцем воспевают: “Воистину Христос посреди нас всегда, ныне и присно и во веки веков”». Аминь.

Епископ Григорий (Кация)

* * *
Как правильно целовать иконы?
Лобызая святую икону Спасителя, следует целовать ноги; Божией Матери и святых – руку, а Нерукотворный Образ Спасителя и главу Иоанна Крестителя – во власы.

        Сайт Православной Интернет Карусель