Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Интернет-издание прихода в честь Владимирской иконы Божией Матери  ст. Чемолган Алматинской области

Пресвятая Богородице, спаси нас!

Интернет-издание прихода в честь
Владимирской иконы Божией Матери

ст. Чемолган Алматинской области

№ 55 (548) 3 ноября 2019 г.

Чтения на Литургии: 2 Кор. 11:31-12:9.
                                   Лк. 8:5-15..

 

Владимирская икона Божией Матери

Неделя 20-я по Пятидесятнице.

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

Притча о богатом и Лазаре показывает, что те, которые жили не как должно, спохватятся, но уже не будут иметь возможности поправить свое положение. Глаза их откроются, и они ясно будут видеть, в чем истина. Вспомнив, что на земле много слепотствующих, подобно им, они желали бы, чтобы кто-нибудь послан был к ним из умерших для уверения, что жить и понимать вещи надо не иначе, как по указанию Откровения Господня. Но и в этом им откажется, ради того, что Откровение для желающих знать истину само удостоверительно, а для не желающих и не любящих истины неубедительно будет и самое воскресение кого-либо из умерших. Чувства этого приточного богача наверное испытывают все отходящие отселе. И следовательно, по тамошнему убеждению, которое будет убеждением и всех нас, единственное для нас руководство на пути жизни - Откровение Господне. Но там уже такое убеждение для многих будет запоздалым; здесь оно лучше бы пригодилось, да не у всех оно. Поверим, по крайней мере, свидетельству тамошних, перенося себя в состояние их. Сущие в муках не станут лгать; жалея нас, они хотят, чтобы открылись очи наши, да не придем на место их мучения. Об этом предмете нельзя так говорить, как говорим нередко о текущих делах: "авось, как-нибудь пройдет". Нет, уж то не пройдет как-нибудь. Надо быть основательно удостоверенным, что не попадем в место богатого.

* * *
Притча о богаче и Лазаре
Во имя Отца и Сына, и Святого Духа.

Я хочу обратить ваше внимание на два момента в сегодняшнем евангельском чтении. Во-первых, на заключительные слова Спасителя: если мы не сумели послушать Моисея и пророков, то есть того множества свидетелей, которые от начала времен нам говорили о Боге и о Его правде, то и Воскресший не убедит нас ни в чем... Тем, кто тогда его слушал, это слово казалось таким непонятным, – но разве теперь эти слова не ясны для нас? Воскрес Христос, явился в славе Своего Божества и во всей красоте и величии Своего человечества – и все равно мы, христиане, слышим Его слова, дивимся Его учению, поклоняемся Ему, и так далеки остаемся от того, чему Он нас учил. Разве кто-то может в нас узнать учеников Христовых так, как можно было их узнать в лице ранних Его учеников и апостолов? Тогда печатью апостольства, печатью христианства была непостижимая для земли любовь христиан одного к другому и любовь их крестная, жертвенная ко всему миру; они были готовы свою жизнь отдать для того, чтобы другой человек, им чужой, порой их ненавидящий, мог поверить в благовестие Христово и ожить новой жизнью. Как далеко от этого то, что люди могут видеть в нас!

И это приводит меня ко второму, что я хотел сказать. Кто-то из древних сказал: Нет более страшного места отлучения, чем-то место, где будут неверные христиане... Когда мы читаем эту притчу, мы всегда думаем о Лазаре и о богаче, думаем о других: но что если эта притча обращена к нам? Разве мы не похожи на этого богатого человека? Какое несметное богатство у нас есть духовного ведения! Мы знаем Бога; мы познали Христа: нам открылось Его учение; нам даны Его таинства: в нас обитает Его благодать, веет в Церкви Святой Дух – а мы все равно остаемся самодостаточны, замкнуты и стараемся жить привольно, обеспеченно этим богатством, которое Господь нам дает. Рядом с нами тысячи и тысячи людей изголодались, готовы бы покормиться крупицами, которые падают постоянно с нашего стола, – но мы им не даем: Православие принадлежит нам, вера принадлежит нам, все принадлежит нам!.. А другие люди у нашего порога, под лестницей нашей, у нашей двери голодают, умирают с голода, и не получают порой ни одного из тех животворящих слов, которым они могли бы ожить...

Мы знаем слишком много, мы слишком богаты; древние святые невежды, не имевшие доступа к тому множеству книг, которые мы можем читать, иногда слышали одно евангельское слово и на нем строили святость целой жизни. А мы читаем, читаем, слушаем, молимся – и святость не вырастает среди нас, потому что мы скупы, как тот богач, который хотел все себе сохранить, которому не жалко было другого человека.

И вот Евангелие говорит нам, что умер бедный – может быть, просто изголодавшись у двери богатого, – и ангелы унесли его в лоно авраамово, в рай Божий. Умер и богатый – но ни один из ангелов не подошел к нему: схоронили его подобные ему жадные и богатые, схоронили его в сердце земли; умер он, и оказался перед лицом суда. И не потому, что он был богат, а Лазарь беден, не потому просто, что ему досталось в жизни светлое, а тому только горькое: потому что все светлое, что у него было, он жадно сохранил и ничем не поделился: теперь и бедняк – такой теперь богатый в вечности – не может поделиться с ним ничем...

Подумаем о нашем Православии, подумаем о богатстве нашем, подумаем о том голоде, который вокруг, среди инославных, среди неверующих, среди безбожных, среди ищущих и не ищущих – и не останемся подобными этому богачу, чтобы и над нами не произнес Господь Свой суд: Я воскрес – и Мне вы не поверили!.. Но какая радость будет у Спасителя, и у ангелов Божиих, и у Отца нашего небесного, и у Матери нашей, Богородицы, и у святых, и у грешников, если мы окажемся простодушными и щедрыми, и если все наше богатство мы будем давать: давать, не стараясь ничего сохранить – потому что человек только тем богат, что он отдал по любви. И тогда и среди нас, и в наших душах откроется Царство Божие, Царство торжествующей, ликующей, все победившей любви. Аминь.

Митрополит Антоний Сурожский

Жизнь есть духовная война.

День памяти препод. Илариона Великаго, жившаго в Палестине в IV веке, всю жизнь боровшагося с врагами нашего спасения – диаволом, плотию и миром – молитвою, словом Божиим, постом и др. подвигами благочестия, невольно напоминает нам о той часто забываемой нами истине, «что жизнь есть духовная война».

Святитель Тихон Задонский так о сем учит: «Жизнь наша есть духовная война с невидимыми духами злобы и с своей плотию».

«Люты и жестоки враги наши видимые: но еще более люты, еще более жестоки враги невидимые, то есть демоны. Нет злейшаго и хитрейшаго врага, как сатана и демоны его; а посему и брань с ними весьма опасна для нас. Когда люди против людей воюют, то иногда и отдых имеют от брани: но сатана и аггелы его злые никогда не спят, но всегда бодрствуют и тщатся нас низложить. Брань, которая между людьми бывает, хотя и продолжается, однако перестанет, и мир заключается: но у христиан непрестанная брань, даже до смерти, против врагов своих, и только смертию кончится».

«Демоны имеют свое оружие, и христиане имеют свое оружие. Демоны борют нас оружием страстей и удов наших; и столько у них оружия, сколько в плоти нашей страстей. А христиакское оружие есть слово Божие и молитва. Христианин без молитвы и слова Божия, как воин без меча и ружья. Воины на брани всегда при себе имеют меч и оружие: так и христиане всегда должны быть вооружены духовным мечем глагола Божия и оружием молитвы. Ибо непрестанная у них брань противу врагов своих. Почему повелевается им: «непрестанно молитеся» (1Сол. 5, 17).

«Воины на брани бодрствуют и весьма осторожно поступают ради окружающих врагов: так и христианам на брани своей должно бодрствовать и осторожно поступать всегда; ибо всегда окружают враги их. Посему и сказано: «трезвитеся, бодрствуйте, зане супостат ваш диавол, яко лев рыкая, ходит, иский кого поглотити: емуже противитеся тверди верою» (1Петр. 5, 8–9)».

«На брани имеются начальники и полководцы, которые воинов научают, наставляют и поощряют к доброму подвигу противу врага: так и на брани христианской есть начальники – пастыри и учители, которые христиан вооружают словом Божиим против врага диавола, научают и наставляют, как против его стоять и подвизаться; и никто так врагу сему не досаждает, как пастыри и учители добрые. Посему злобный дух ни на кого не гневается и не свирепеет так много, как на пастырей и учителей. Берегись же, христианин, хотя и всякого человека, а наипаче пастыря и учителя злословить, да не с диаволом едино будешь мудрствовать. Смотри, христианин, злобу, вражду и лютость против тебя врага твоего, и берегись его. Не злато, не сребро и прочее вещество тленное, но вечное и нетленное сокровище, спасение твое усиливается у тебя отнять враг твой. Береги же сие не только паче имения, но и паче живота твоего».

«А как слово Божие и молитва служат оружием, внимай. Диавол поощряет тебя ко греху, но ты в сердце твоем ответствуй ему: не хочу, ибо сие Богу противно, Бог то запретил. Диавол возбуждает в тебе скверную и блудную мысль; ты отвещай ему: Бог мой запретил сие мне. Диавол возбуждает в тебе гнев и злобу ко отмщению; ты пресекай сию мысль, глаголя в сердце твоем: Бог того не повелел. Указует тебе диавол на чужую вещь, и подстрекает сердце твое к похищению ея, а ты говори в сердце твоем: Бог то запретил: «не укради, не пожелай». Так и в прочих мыслях, противных закону Божию, возстающих в сердце твоем, поступай. В сем пример подал нам Христос Спаситель наш, Который на всякое диавольское искушение ответствовал искусителю: «писано есть, писано есть» (Матф. 4, 4. 7. 10). Приводит тебя сатана к отчаянию, говорит тебе в сердце твоем: нет тебе спасения, ты много согрешил. Ты отвещай ему: ты осужденный, а не судия; тебе нет спасения, но уготован вечный огонь. Моя надежда и спасение Христос Бог, Который пришел в мир грешники спасти.

Но везде нужно и другое оружие, то есть, молитва, без которой все наше тщание и сопротивление врагу безсильно. Во всяком искушении должно возводить очи свои ко Христу и молиться Ему: «Господи, помози мне!»

Приведем здесь следующий рассказ из одной духовной книги, повествующей о подвигах св. отцев. Некто из отцев, обитающих в пустыни, однажды встал на молитву в самую полночь, и вдруг слышит звук воинской трубы, созывающей на битву. И подумал он: откуда в такой безлюдной пустыне быть войскам и войне? Тогда явился ему бес и сказал: «да, конечно – война, потому что ты стоишь на молитве; ложись себе и спи, если хочешь, чтобы не воевали с тобою! Мы воюем только с теми, кто вооружается против нас доброю молитвою, а с ленивыми не боремся!» Слышишь ли, что говорит злокозненная сила? «с ленивыми, говорит, мы не боремся!» Почему так? Да потому, что ленивый уже побежден, он уже упал на землю и лежит, попираемый врагом! Посему будем внимательны и осторожны на всякий час! (Древний патерик).

«Другой злейший враг наш – плоть наша с своими страстями. Плоть хочет гордиться и возноситься: но христианину должно ее «смирением» Христовым усмирять. Плоть хочет в мире сем богатеть: но христианину должно «нищетою» Христовою хотение ее пресекать. Плоть хочет на человека гневаться, и за обиду ему мстить: но христианину должно движение ее «кротостию» и тихостию Христовою укрощать. Плоть в несчастии волнуется, мятется, смущается, и хочет роптать: но христианину должно «силою и терпением» Христовым ее успокоивать. Плоть хочет враждующих ей ненавидеть и злобиться: но христианину должно «благостию и любовию» Христовсю ее побеждать. Так и в прочем христианину должно силою и примером Христовым против плоти стоять и подвизаться, и ее побеждать. – На видимой брани воин не против одного врага, но против всякого стоит и подвизается: так должно и христианину не против одной только страсти, но и против всех стоять и "подвизаться. Что пользует воину против одного врага стоять и подвизаться, а другим не противиться, но от них побежденным и умерщвленным быть? Что пользует и христианину против одной некоей страсти стоять и подвизаться, а другим покоряться и работать? Христианин! как вооружился ты против одной какой страсти: так и против прочих вооружайся и не попускай себя от них побежденным быть. Как борешься с блудною похотию, и не попускаешь ей одолеть тебя, так борись и брань твори с гордостию, борись с высокоумием, борись с тщеславием, борись с гневом, яростию и памятозлобием, борись со сребролюбием и скупостию, борись с ненавистию и завистию. Как воздерживаешь чрево твое от объядения и пиянства, так воздерживай язык твой от клеветы и осуждения, празднословия, сквернословия и буесловия. Как удерживаешь руки твои от убийства, воровства, хищения и грабления: так удерживай и от ударения и биения. Как постишься от пищи и пития: так постися и от всякого зла. Вот это есть христианский пост! вот есть истинное воздержание это! Трудный сей подвиг, но христианский долг сего требует Многие побеждают людей, государства и грады, но себя побеждать не хотят. Вот это есть христианская победа себя самого, то есть, плоть свою победить!..» (См. Сокровище духовн. святителя Тихона Задонскаго).

Да поможет нам Господь по молитвам преподобного Илариона мужественно бороться против врагов нашего спасения и побеждать их теми средствами, какими и он побеждал – преимущественно молитвою, постом и чтением слова Божия.

Свящ. Гр. Дьяченко.

* * *

Одну вещь мы призваны, можем и должны изменить. Самого себя. Тому, кто начнёт с этого, всё будет под силу. (старец Лука Филофейский)

Надо оградить себя железным кольцом заповедей. Каждое свое действие надо совершать только после того, как проверишь, согласно ли оно с заповедями, со Святым Писанием. И даже слова надо произносить после того, как помолишься и проверишь
(прп. Никон Оптинский)

        Сайт Православной Интернет Карусель