Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

 Восток — дело тонкое!Восток — дело тонкое!

 

Ещё нахожусь под впечатлением своей поездки в Казахстан, страна которую по праву именуют среднеазиатским экономическим тигром. Был я там по личным причинам, так как родился в бывшей столице Алма-Ате и до совершеннолетия жил и учился в Чемолгане — железнодорожный станционный посёлок Турксиба, ныне Казахской железной дороги, что в двадцати километрах от Алма-Аты. Там у меня по-прежнему живут мать, две сестры и другие родственники. История появления нашего рода в Казахстане отражает те сложные времена, которые переживали все народы СССР в предвоенные и послевоенные годы.

Дело в том, что мои бе­ло­рус­ские де­душ­ка и ба­буш­ка, имев­шие креп­кое кресть­ян­ское хо­зяйст­во, в 1935 го­ду пос­ле убийст­ва С.М.Ки­ро­ва бы­ли вы­сла­ны из при­гра­ничья Бе­ло­рус­сии с Поль­шей вмес­те с моей ещё тогда не­со­вер­шен­но­лет­ней ма­терью в туркестанскую Го­лод­ную степь. Там они в сложнейших бытовых условиях рыли каналы от реки Сырь-Дарья для орошения хлопковых полей, дававших стране столь необходимый хлопок, в том числе, учитывая международные реалии того времени, прежде всего, для военных нужд. Рус­ский отец ро­дом из Са­ма­ры так­же ока­зал­ся в Ка­зах­ста­не, что и предопределило рождение семьи моих родителей. Кста­ти, если бы мать оста­лась в Бе­ло­рус­сии, то во вре­мя вой­ны ве­ро­ят­нее все­го сго­ре­ла бы в род­ной де­рев­не, как и мно­гие её деревенские сверстницы и сверст­ни­ки. Их спа­ли­ли нем­цы в хо­де борь­бы с пар­ти­за­на­ми. Та­ко­ва вот счаст­ли­вая гри­ма­са де­пор­та­ции. Именно так я начинал свою статью «Из дальних странствий возвратясь» http://www.baltija.eu/news/read/9056 и http://www.baltija.eu/news/read/9078 в августе 2010 года.

И вот через три года я вновь лечу в Алма-Ату из Санкт-Петербурга на комфортабельном аэробусе А-320. Размышляя о будущих встречах с родными краями, родственниками, знакомыми и одноклассниками пытался предугадать, какие новые впечатления они мне принесут. Впрочем, уже на этапе подготовки к поездке столкнулся с двумя новациями.  Плохая новость состояла в том, что три года назад существовавший прямой рейс из Риги в Алма-Ату латышской компанией Аir-Baltic, переживающей сейчас не лучшие времена, ныне не осуществляется. А это означает необходимость оформлять кроме казахстанской и дополнительно российскую визу, что несёт лишние хлопоты и расходы. Хорошая же новость, свидетельствующая о развитии межгосударственных отношений между Эстонией и Казахстаном – это появление полноценного консульства Казахстана в Таллине. Раньше ближайший казахский консул, выдававший визы, работал в Риге, а в Эстонии был только почётный консул. Понятное дело, что это изменение упростило оформление виз. И действительно, командированная из Казахстана миловидная казашка, без проблем и в течение нескольких дней оформила мне казахстанскую визу в Таллине. Правда, перед самым отлётом мои домашние были немало озабочены печальным известием об ужасной трагедии на одной из алма-атинских улиц. По телевизору  была показана страшная картина, о перевернувшемся бензовозе, разлившийся и воспламенившийся бензин из которого привёл к грандиозному пожару, выгоранию 10-12 легковых автомобилей и двадцати квартир одного из  восьмиэтажных домов. В кабине бензовоза было найдено обуглившееся тело водителя. Как я потом узнал в Алма-Ате, бензовоз был китайского производства, что наглядно подтверждает всё возрастающее  проникновение Китая в экономику Казахстана.  И вот, с встретившим меня  племянником, мы уже мчимся из аэропорта по улицам Алма-Аты. Да, это всё тот же красивый утопающий в зелени современный южный город с хорошими дорогами, свидетельствующими о немалых возможностях городского бюджета! Но, стоп, вдруг неприятно режут глаза, оставленные на обочине и судя по их пыльному виду уже не первый день мешки с мусором. Забегая вперёд, отмечу, что  и позже, въезжая в Алма-Ату,  я каждый раз наблюдал эту не украшающую южную столицу Казахстана неприглядную картину.   Привыкший к идеальному порядку на улицах эстонского города Маарду, в котором я работаю, рефлексивно вслух реагирую. За такое отношение к служебным обязанностям мэр Маарду Георгий Быстров нас сразу же выстроил бы во фронт для получения объяснений, а при систематических упущениях такого рода разогнал бы, как непригодных к этой работе сотрудников. Племянник в ответ отвечает – это же Азия, а восток – дело тонкое! И действительно народы, живущие в Казахстане и Эстонии, имеют разные ментальности,  территории, экономики и климат. Как здесь не вспомнить  Эйнштейна с его афоризмом, что в мире всё относительно! Именно поэтому  и будем следовать известному принципу – познавай в сравнении! Нет необходимости рассказывать о тех многочисленных впечатлениях, полученных мною за десятидневное пребывание в Казахстане. Постараюсь вычленить общественно интересные с моей точки зрения. Начну с одной встречи, которая, безусловно, надолго сохранится в моей памяти. Перед  походом в гости к одной  дальней родственнице — одноклассницы  она вдруг позвонила мне и просила моего согласия, чтобы на встречу пришёл  настоятель местного православного прихода Владимирской иконы Божией Матери станции Чемолган, прихожанкой которой является и она. Услышав объяснение, что молодой с университетским образованиемпротоиерей Сергий, так звали священнослужителя, интересуется жизнью в Эстонии, я, разумеется, не возражал.Нынешний  православный приход, образованный в 1998 году был перестроен из здания продуктового магазина, в который в своё время мать посылала меня  за хлебом. Посещая в предыдущие годы  родителей,    с интересом наблюдал и за строительством этого храма, внося и свои скромные пожертвования.   В ходе состоявшейся интересной беседы я, отвечая на интересующие отца Сергия вопросы, отметил  очевидные параллели в языковой политике Казахстана и Эстонии.   

Высказал я и опасение по поводу возможного усиления русофобских настроений в правящих элитах Казахстана. Обосновал своё предположение  неутешительными перспективами русской диаспоры в Казахстане, ссылаясь при этом на  мнения казахских этнографов. В частности,  этнограф Макаш Татимов считает, что через 20-25 лет Казахстан настолько изменится, что сами диаспоры могут исчезнуть по естественным причинам, а  казахи уже через 20 лет будут составлять не нынешние 60, а уже 90  процентов населения. Русскоговорящих же останется всего 10 процентов, и то только в северных городах Казахстана.  Отец Сергий, в отличие от меня, был в этом плане оптимистом и  заявил, что казахстанская элита останется русофильски настроенной и впредь, так как по-прежнему сохранится благотворное влияние русской культуры и много казахской молодёжи получает образование в России.   Рассказывал я и о целях движения российских соотечественников, отметив при этом и выходца из Казахстана   председателя Всемирного координационного совета российских соотечественников Алексея Лобанова, директора Православного благотворительного общества развития образования и культуры в Казахстане «Светоч».  К моему немалому удивлению отец Сергий был  информирован об этом, в отличие от всех моих многочисленных родственников, знакомых и одноклассников. И в местных СМИ, я ни какой информации по этому поводу не встречал. Мой же собеседник высказал сожаление, что в среде русских общественных организаций нет единства и они неавторитетны в казахстанском обществе в отличие от местной православной Церкви. В заключение, и опять-таки ж к моему удивлению отец Сергий пригласил меня выступить перед своими прихожанами на тему Эстония: вчера, сегодня, завтра. Не раздумывая, я согласился, хотя при моём достаточно большом опыте публичных выступлений предстать перед прихожанами в качестве оратора, признаюсь, приходилось впервые. Ещё больше я удивился, когда в интернете на сайте прихода http://vbm.kz обнаружил объявление о предстоящем моём выступлении после Божественной литургии в день святых Первоверховных апостолов Петра и Павла, а по приезду домой увидел и отчёт о самой встрече, иллюстрированный фотографиями. К чести этого провинциального прихода надо признать, что его настоятель шагает в ногу с техническим прогрессом. В ходе же самой встречи, как мне показалось, прихожане весьма заинтересованно в течении более чем часа слушали мой рассказ об Эстонии, в том числе и о ситуации с Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата.

Если же вернуться к тезису, что всё познаётся в сравнении, то отмечу, что когда я учился в средней школе, никаких сакральных объектов в Чемолгане не было, ни мусульманских, ни христианских. Тем удивительнее, что в наше непростое время люди самоорганизовались и  захудалый магазин переоборудовали в церковь, в которой сейчас не только совершаются богослужения, но функционирует и церковно-приходская школа, регулярно проводятся встречи с разного рода общественными деятелями, которые делятся с прихожанами интересной информацией и своим видением  развивающегося мира. Этот прецедент убедительно свидетельствует, что гарантированная конституцией свобода вероисповедования реально функционирует, несмотря на то, что  Казахстан, по сути, мусульманская страна. И Русская  Православная Церковь  никаких ущемлений своих прав со стороны казахских властей не испытывает.  Если же говорить об исламе, то в Чемолгане, население которого, думаю, сравнимо с шестнадцатитысячным населением Маарду, за последние годы построены две мечети.  Они как бы олицетворяют те демографические перемены, которые произошли в Казахстане вообще и в Чемолгане, частности. Когда я учился, а окончил местную среднюю школу в 1965 году, то  в посёлке доля казахского населения была не более 10 процентов. Сейчас же всё коренным образом поменялось и уже доля русскоговорящих  по моим наблюдениям составляет не более 15 процентов от всего населения посёлка. Это следствие того, что за последние два десятилетия из Казахстана выехало много русских, немцев и представителей других национальностей. В этот же период после провозглашения независимости наблюдался и обратный процесс. Общая численность переселившихся в республику Казахстан этнических казахов составило около 750 тыс.   Их называют оралманы или дословный перевод с казахского «возвращенец»   - это этнические казахи-репатрианты, переселяющиеся в Казахстан из соседних стран.  Такие как Китай, Монголия, Узбекистан, Россия, Киргизия, Иран, Афганистан, Пакистан.  В результате такого переселения народов доля собственно казахов в шестнадцатимиллионном населении страны выросла до 60 процентов. Чемолган же массово заселили, купив покинутые жилища и застроив все свободные площади, каракалпаки.  Каракалпаки, представители родственного казахам тюркского народа, в переводе «чёрная шапка»,  массово переезжают, прежде всего, из бывшей Каракалпакской АССР, что на севере Узбекистана, так как там большая экологическая катастрофа, связанная с обмелением Аральского моря и последующим превращением плодородных земель в пустыню. Естественно, задаёшься вопросом, как эти демографические изменения влияют на межнациональные отношения? И надо признать, что на фоне в целом межнациональной толерантности действительно имеющей место в Казахстане,  в этой сфере наметились и тревожные тенденции, вызывающие определённую озабоченность. Русскоговорящие жители коренных казахов называют нашими, а к оралманам и каракалпакам относятся с известной долей негативизма, отмечая их более низкий культурный уровень. Похоже, что и сами казахи придерживаются таких же оценок. Но ситуация ещё сложней ибо казахское население поделено на три жуза. Жуз — это клан, который делится на племена, а племена — на роды. Исторически сложилось, что Старший жуз — это власть, Средний — интеллигенция, а Младший жуз — военные и рабочие лошадки. Принадлежность к сильному роду — реальная фора для карьеры, бизнеса и политики. Если ты из слабого рода, то, конечно, тоже можешь достичь высот, но случится это вопреки всему, и путь наверх будет сложным. Каждый казах знает, какого он роду-племени  многие из них могут перечислить семь поколений своих предков. К примеру, на встрече с одноклассниками,  одна из нас, казашка по национальности в дружеской беседе  заявила, и как мне показалось с гордостью, что она из старшего жуза. Отмечу попутно, что и президент страны Нурсултан Назарбаев выходец из старшего жуза. На мой вопрос, а фиксируется ли это в каких-то документах, одноклассница ответила — нет, ибо всё это передаётся из поколения в поколение от родителей к детям и так далее. Ещё более характерен был её рассказ, о том, как она, во время посещения магазина, разговаривая со своим внуком по-русски, нарвалась при этом на грубое замечание со стороны одного из покупателей. Тот её гневно отчитал  лишь за то, что она, казашка, в начале святого месяца рамадан говорит по-русски. По её словам этот покупатель якобы был из южных областей Казахстана, где такие русофобские настроения имеют определённую поддержку. На мой вопрос, а что будет, если представители юга придут в стране  к власти получил короткий ответ — плохо. Для кого? Для русскоязычных казахов ответила она.  А много ли их не унимался я? Много завершила диалог моя одноклассница. Следует пояснить, что русскоязычные казахи это не только те, кто не владеет казахским языком, есть и такие, к сожалению, но прежде всего это казахи получившие воспитание и образование в лоне русского языка и русской культуры. В частности, моя одноклассница владеет родным казахским языком, но окончила вместе со мной общую для нас русскую школу, затем педагогический институт в группе на русском языке, став дипломированным учителем русского языка и литературы.  В течение же святого месяца рамадан правоверные мусульмане в дневное время отказываются от приёма пищи, питья, курения и интимной близости. Как я услышал по телевидению они с восхода  и до захода солнца не могут даже сглатывать слюну. Другая же обязанность каждого мусульманина  состоит в том, чтобы в один из дней месяца рамадан после захода солнца накрыть для близких, друзей и просто знакомых обильный безалкогольный стол. Моя сестра, работающая поваром в кафе, рассказывала, какие многочисленные компании собираются по этому поводу. Коль уж я отмечал принадлежность президента Казахстана к одному из жузов, то не могу не отметить и нередко возникавшие во время моей поездки разговоры о его не очень хорошем здоровье и о возможных преемниках.  Однако, ни от одного из моих собеседников, ни  из местных СМИ никаких заслуживающих доверия прогнозов я не узнал, хотя  эта проблема с каждым днём становится всё более актуальной и, безусловно, ждёт своего решения. В этой связи интересен тот факт, что шестого июля 2013 года на семьдесят третий день рождения Нурсултана Назарбаева к нему прилетел президент России Владимир Путин, хотя эта дата и не была юбилейной. И странно, что это событие в СМИ не особенно широко освещалось. В заключение, не могу не поделиться ещё некоторыми  наблюдениями. Естественно, что многие мои собеседники интересовались социальными характеристиками жизни народа в Эстонии. В свою очередь и я задавал встречные вопросы. К примеру, моя мать получает пенсию 38000 теньге – это где-то около 200 евро. Особенно меня интересовал вопрос, а нет ли по примеру Эстонии и в Казахстане закона, по которому осуществляются какие-то пенсионные доплаты за то, что мать в своё время без вины виноватой была выслана из Белоруссии. Ответили, да есть и  доплачивают, страшно подумать, аж 1800 теньге, то есть где-то 9 евро!? Я в ответ здесь же привёл пример моего дяди, проживающего в Таллине, который вместе с  моей матерью также в малолетнем возрасте был выслан из Белоруссии в Казахстан. Сейчас он пенсионер и в соответствии с эстонским законом, хотя и не является гражданином Эстонии, к своей заработанной трудовой пенсии получает дополнительно ещё около 150 евро. Как говорят, почувствуйте разницу! Вновь вернусь к коммунальной теме. Если в Алма-Ате дорожное покрытие на городских улицах находится в весьма хорошем состоянии, то этого не скажешь о моём родном посёлке. Ну, было бы понятно, если бы все улицы были плохи. Муниципальные бюджеты небольших поселений известно везде скромны. Ан, нет! Одна из улиц, и прямо скажем не  центральная, на удивление поразила меня великолепием недавно уложенного асфальта. В то время как другие улицы и прежде всего  центральная во многих местах просто в опасном для автомобилистов состоянии находится. Проходя по этой единственной хорошо заасфальтированной улице, мне как местную достопримечательность  показывали и выстроенный с применением  европейских стандартов красавец дом, принадлежавший акиму (мэру) Чемолгана!? Я с сарказмом высказал предположение, какое бы сложилось  растиражированное СМИ общественное мнение и  что было бы с таким мэром, если бы подобное случилось у нас в Эстонии. Сопровождавшая меня сестра, выслушав мои филиппики, развела руками.  Какие мысли в связи с этим возникли у остальных жителей  посёлка и, главное, во властных структурах мне неведомо.  Остаётся только повторить, что восток, действительно, дело тонкое!

 

Анатолий Егоров.

Русская Эстония

 

       Союз православных граждан Казахстана    Сайт Православной Интернет Карусель