Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Протоиерей Андрей Лоргус объясняет механизм приобретения нами навыка осуждения. Как психолог он прослеживает эволюцию детского сравнения себя с одноклассниками в полное отчуждение от людей, находящихся рядом.


Протоиерей Андрей ЛоргусГосподь говорит: «Не судите да не судимы будете!» Мы, конечно, хорошо все помним, что Евангелие призывает нас никого не судить, но, к сожалению, это один из самых часто грехов – осуждение другого человека.


При этом этот грех мы совершаем часто даже неосознанно, то есть это как бы такой навык, это такая привычка все время кого-то осуждать, все время судить кого-то, и поэтому об этом очень часто возникает разговор и на исповеди, и на психологической консультации.

 

Даже в обыденной жизни христианина очень часто мы спрашиваем себя: «Ну как же научиться не осуждать?»

 

Дело в том, что осуждение имеет много будто бы позитивных» сторон. Осуждая, я чувствую себя лучше, чем тот, кого я осуждаю. Осуждая, я как бы оттачиваю свои нравственные, моральные взгляды и ценности. Осуждая, я унижаю другого человека и тем самым делаю его для себя безопаснее. Осуждая, я приобретаю возможность не исполнять того, что этот человек от меня ожидает или просит.

 

Если я, например, осуждаю нищего, то я могу ему не давать денег, если я вижу что он алкоголик, что он бомж, я могу пройти мимо и так далее. То есть мы обнаруживаем такие выгоды, неосознанные выгоды, которые делают для нас осуждение привлекательным. И все эти выгоды есть грех. Потому что все они нам помогают не любить и презирать человека. А Господь сказал достаточно однозначно: «Не судите, и не судимы будете».

 

Но что такое суд? Что такое суждение о другом? Это сравнение. Это всегда некая оценка по той или иной шкале. Человек достаточно добр или недостаточно добр, человек достаточно злой или недостаточно злой, достаточно образован или недостаточно образован и так далее, и так далее.

 

У нас с вами десятки самых разных социальных, нравственных, моральных правил, и по каждому из правил мы можем человека оценить: «Вот он такой». И если какие-то величины этих параметров уже представляются нам плохими, грешными, недостойными, презираемыми, то тогда это уже будет осуждение в прямом смысле слова, так как мы обычно понимаем.

 

Но как же отучиться судить человека, если правила эти и нормы эти представляются нам обязательными, необходимыми, и без них невозможно. Ну конечно, невозможно! Нам они необходимы для нашей жизни друг с другом в семье и на работе, в обществе, нам необходимы правила.

 

Но, правила правилами, но что мы делаем с этой функцией – оценивать? Мы все время оцениваем других, мы оцениваем и себя, конечно, и эта функция оценки заменяет нам отношение к человеку, заменяет любовь, заменяет сочувствие, заменяет внимание к человеку.

 

Мы думаем, что проявить внимание к человеку – это оценить его. Проявить заботу о человеке – это, например, высказать ему определенную нотацию, высказать ему определенное недовольство, сказать что «вот, ты знаешь, а ты поступаешь плохо».

Мы думаем, это забота о человеке. Мы с детства привыкли оценивать друг друга и мы привыкли сами, что нас оценивают. И это дурная привычка. Это дурная педагогика, которой нас учили и родители, и особенно в детском саду и в школе, где все время детей сравнивают друг с другом.

 

Вот, например, Маша – она хорошо делает уроки, а вот Света – она небрежно делает уроки. Или, например, у Оли хорошо получаются палочки и нолики, а вот у Гали – у нее получаются кривые. А вот Миша, который очень хорошо заправил кровать, а вот ты вот, Оленька, ты вот не умеешь красиво заправить кровать. Вот как ты одет, Митечка, у тебя все торчит! Посмотри, как одевается Наташа, вот у нее все аккуратно!

 

Так с самого раннего возраста нас учили, и мы продолжаем так учить своих детей – сравнивать, и мы это делаем почти осознанно. Потому что мы начинаем понимать, что сравнение заставляет ребенка больше быть внимательным к себе, больше уделять внимание тому, что он делает, и как он себя ведет. То есть таким образом, с помощью оценки с другим, с помощью сравнения с другим мы, как мы говорим, воспитываем.

 

На самом деле мы манипулируем ребенком. Мы навязываем способ отношения между людьми ребенку в виде сравнения, в виде оценки. И очень рано, уже это отчетливо видно в младшем дошкольном возрасте, и в церкви, и в школе, и дома, как дети охотно пользуются этой оценкой. «Ой-ой-ой, спросите, пожалуйста, меня – я уже первая сделала!» Или: «У меня лучше получилось!» Или: «Посмотрите, как я сделал!»

 

То есть дети используют сравнение и оценку, и самооценку (в данном случае самооценку) не как личностный инструмент, а как способ поведения в группе, чтобы приобрести больше внимания взрослого, получить первое место, получить похвалу, получить лучшую оценку в школе. И именно в младшем школьном возрасте окончательно закрепляется этот тип поведения, в котором есть постоянное сравнение, оценка: «Я лучше другого. Я лучше сделал. У меня пятерка, а у него тройка. У меня чистый дневник, а у него грязный дневник» и так далее, и так далее.

 

Что происходит дальше? Дальше эти оценки и все эти сравнения переходят, прежде всего, в область нравственности, морали, а потом и социальных статусов: «У меня лучшее образование. Вот окончил МГУ, а вот он окончил педагогический. Вот езжу на «лексусе», а он никак вот не может купить ничего другого, кроме «жигулей».

 

Мы постоянно сравниваем друг друга, мы постоянно оцениваем друг друга с точки зрения власти, зарплаты, одежды, машины, дома, квартиры. И точно так же мы относимся и в нравственном смысле: «Ну вот, этот человек, он же поступает хуже, чем я. Он ворует. Или он пьет». Увидели своего школьного товарища, у которого лицо точно показывает, что он алкоголик, – ну вот, он уже алкоголик, а я вот еще нет.

 

Эти неосознанные наши реакции в мгновение ока пролетают перед нашим взором, мы даже оглянуться не успеваем. Это наше привычное отношение к другому. Это наше осуждение как способ отношения к другому человеку. Мы к этому привыкли. Мы этим пользуемся, как пользовались нами в младшем дошкольном возрасте, так пользуемся и сейчас мы этим способом, способом преступным.

 

И с психологической точки зрения эту заповедь «не судите и не судимы будете» мы могли бы развернуть так: не сравнивайте. Никого не сравнивайте и не ставьте оценки друг другу. Казалось бы, это нарушает главный принцип – принцип нравственности, потому что нравственность основана на определенных правилах и шкалах.

 

Это так. Оценивать свои поступки согласно определенным нравственным правилам и ценностям необходимо. Но когда человек, как говорили святые отцы, навык в добре, то ему уже не нужны оценки, потому что эти оценки у него уже в сердце. И если сердце живет любовью, то любовь является главной оценочной шкалой. Если я люблю, то мне не нужно видеть ошибки человека. Если я люблю, то мне не нужно замечать, насколько он плох, насколько он грешник, насколько он порочен. Я все равно его люблю, каким бы он ни был. И тогда мне не потребуется ни оценка, ни сравнение, и я не буду его судить.

 

А если я знаком с тем, что такое смирение хотя бы чуть-чуть, хотя бы в виде принятия своей жизни, своего облика, своей судьбы, то тогда и к другому я со смирением могу отнестись в том смысле, что мне вообще не нужно знать, каков он с точки зрения нравственных и моральных правил. Не я ему судья. Но сначала нужно научиться не оценивать.

 

Протоиерей Андрей Лоргус
23 сентября 2014 г.
http://www.pravmir.ru/kak-rozhdaetsya-osudzhenie/

       Союз православных граждан Казахстана    Сайт Православной Интернет Карусель